Раскрыта тайна гибели казахских туристов на Хамар-Дабане

Вершина Третранс, которой нет на карте. На карте есть высота 2310. Август 1997 года_фото Владимира Жарова

Прошло 25 лет со дня гибели туристов из казахского города Петропавловска, погибших от переохлаждения и физического истощения в августе 1993 года в центре хребта Хамар-Дабан, недалеко от вершины 2310. Из группы в семь человек выжила только одна девушка. Причинами гибели туристов не были какие-то аномальные явления. Они погибли вследствие сложного стечения обстоятельств.

Маршрут туристической группы начинался от станции Мурино, проходил через Лангутайский перевал, выходил на гребень хребта, ведущий к вершине Хан-Ула, далее к гольцу Ягодный, через вершину 2310 спускался к реке Снежной. Далее через Патовое озеро, через Утулик, через перевал Чертовое озеро выходил к Слюдянке. Всего 210 — 230 километров.

Неблагоприятные погодные условия

Лето, а особенно июль и август в тот, 1993 год были особенно дождливые. Метеорологи, с которыми мне довелось потом разговаривать, на протяжении почти 30-ти лет такой погоды не наблюдали. Группа заходила на маршрут под дождем и поднималась на Лангутайский перевал под дождем. И лишь один день выдался солнечным. На перевале они и сделали дневку. Следующие два дня шел дождь, а 5 августа ближе к утру пошел дождь со снегом. 

Четыре года спустя, в 1997 году, я прошёл этот маршрут в одиночку. Хотелось самому убедиться в наличии или отсутствии каких-либо явлений, повлекших гибель группы. Подходя к этой вершине, я обратил внимание на небо. Только что было солнце, и вдруг налетел ветер, пошёл дождь, а затем град. Град сменился снегом. Потом снова пошел дождь, и, наконец, выглянуло солнце. И это центральная часть Хамар-Дабана. Все должны понимать, что летом в солнечной Бурятии можно замерзнуть, если пренебречь советами бывалых людей. Отправляясь даже в небольшое путешествие, в рюкзаке должны лежать теплые вещи, сменные носки и запас продуктов, желательно сало. 

Неправильная тактика прохождения

В ночь с 4 на 5 августа 1993 года ребята умирали друг за другом от холода и физического истощения. Этому способствовали и неблагоприятная погода, и неправильно выбранная тактика прохождения спортивного маршрута в экстремальной ситуации. Они не смогли спуститься вниз по склону к спасительному стланику – на это уже не хватило сил.

Вспомните 1993 год – газовых горелок в продаже не было, даже тушенку, сгущенку доставали кто как мог. А карты, помните синьки, ходили по ним? Мне довелось с Владимиром Александровичем Невским, руководителем клуба «Вертикаль», совершить не один категорийный маршрут вот по таким картам. А связь? Да, её просто и не было. Вся связь – это записка в туре. Сами шили пуховки и коврики, палатки и спальники. Но ходили! Да и в какие походы ходили! Вибрамы (излюбленная альпинистами обувь фирмы Vibram. – Ред.) на ногах, с песней в душе. 

В живых из всей группы осталась только одна девушка, шестеро участников остались лежать на вершине хребта. Она пыталась сделать все, что могла, но что может хрупкая девчушка, вымокшая, продрогшая, одна. Младшему участнику похода было 16 лет, старшему — 25. Когда еле живую девушку подобрали водники на реке Снежной и доставили в Выдрино, тут же были организованы поисковые работы.

Таинственная вершина Третранс

Поисковые работы осложнялись тем, что вершины, указанной в маршрутной книжке туристической группы под названием Третранс, на карте не было. Пропавших ребят искали с помощью вертолетов. На маршрут выдвинулась группа спасателей Бурятской поисково-спасательной службы, спасатели из других регионов. Шли дни.

Их подняли на склоне вершины 2310 – той самой горы Третранс. Там когда-то действительно стоял ретранслятор. Возможно, это искаженное название вершины – от слова «ретранслятор» – и кочевало из отчета в отчет.

Кстати, если бы измученные туристы в тот роковой вечер 4 августа дошли до строения, сохранившегося на вершине, то для них бы эта ночь была самой теплой, несмотря на снег. В жилом отсеке мачты стояла печь, были дрова.

Надо отметить, что тогда для республиканских спасателей эта была первая поисково-спасательная экспедиция, как и для спасателей иркутских и читинских. Это потом для наших спасателей были Нефтегорск, работа на месте крушения самолетов в Иркутске, поиски погибших альпинистов, а также потерявшихся туристов…

За ЧП отвечает спасатель

Кстати, незадолго до этой массовой гибели туристов в начале 90-х годов ликвидировали маршрутно-квалификационные комиссии, на которых давалась оценка подготовки туристических групп к маршрутам той или иной категории. Да, в Петропавловске были опытные туристы. И руководительница группы не раз бывала в Бурятии. Но, увы, никто тогда не учел состав группы, возраст участников, раскладку продуктов на маршрут. Не были предусмотрены возможные экстремальные ситуации, а также варианты прохождения маршрута в таких случаях. Было туговато с продуктами. Не было хорошей снаряги, связи и т.д. Они не были первыми жертвами экстремальных ситуаций, тогда не вели статистики. На происшествия реагировали разве что представители милиции да родные.

И сейчас нет тех комиссий. Ходят в походы люди, собравшиеся по переписке – незнакомые друг другу. Хуже, если еще за деньги. Неподготовленному человеку трудно понять – кто и куда ведет.

А вообще, за возвращение тех квалификационных комиссий сказали бы «спасибо» все старые туристы. Ведь тогда был порядок, соответственно чрезвычайных происшествий было гораздо меньше. А сейчас один пошел и залез не туда, снимай его оттуда. Группа пошла, и попала не туда, вытаскивай ее вертолетом. При этом в то время в контрольно-спасательной службе состояло в штате два человека. Плюс выход на маршруты контролировала та самая комиссия, в составе которой входили опытные туристы и альпинисты. Они и подсказывали и помогали, в крайнем случае не пускали на маршрут. Это была система, в которую входили и туристические слеты, и кружки в школах.

А сейчас в итоге получается, что за все ЧП отвечает спасатель.

Владимир Жаров

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.