Геннадий Айдаев: «Мы были воспитаны советской школой, а это о чем-то говорит»

Геннадий Айдаев_фото russianstock.ru

Прошедшие выборы президента Российской Федерации, как и вся предвыборная кампания, послужили для всех нас хорошим поводом взглянуть на себя придирчивым оком, в том числе и со стороны. Оценить успехи и неудачи. Отделить, как говорится, зерна от плевел. Подвергнуть объективному анализу не только некий период, но и буквально день вчерашний.

Подведение итогов работы за год кому-то представляется наследием бюрократического советского прошлого. Одни сознательно, другие — по велению дурно понятой моды стали как бы чураться подобных мероприятий. Думается, и тем, и другим это, в первую очередь, попросту на руку, ибо чаще всего относительно «успехов, достигнутых за отчетный период», им и сказать-то бывает нечего, а прилюдно «вешать лапшу на уши» они, слава богу, пока еще стесняются. В недалеком прошлом ежегодные отчеты городской администрации перед депутатами горсовета были делом обычным, обязательным. Подобная практика, записанная, кстати, в уставе Улан-Удэ, существовала с 2000 года. С течением времени такие мероприятия обретали все более открытый, гласный и даже, я бы сказал, светский характер. Вошло в традицию приглашать на них представителей общественности, заслуженных ветеранов, известных деятелей науки, культуры, литературы и искусства. «Держать отчет» перед столь солидной аудиторией — это не только дисциплинировало, но и вдохновляло. Мы прекрасно понимали, что такой расширенный формат мероприятия не только желателен, но и совершенно необходим, коль скоро Улан-Удэ как формально, так и по сути есть все же город столичный. А статус, он, знаете ли, обязывает. О чем, кажется, стали частенько забывать… 

Убежден, что упомянутый формат требовал и поныне требует от работников администрации города любого ранга, от депутатов горсовета повышенной ответственности, служит хорошим стимулом для всестороннего, в том числе и культурного развития города.

…1998 год мне особенно памятен. В марте того года я был избран мэром города, а в августе грянул дефолт. С тех пор прошло уже 20 лет, и нынешним поколениям, наверно, не совсем понятны суть и смысл этого иноземного словечка. Если коротко, то дефолт — это когда денег нет и не предвидится. Когда само государство вдруг оказывается банкротом с дырявыми и вывернутыми карманами. Как говорится, просто и доходчиво…

Помню, все лето проходило тогда в митингах. С самого утра здания правительства и администрации города оказывались буквально в осаде. Разгневанные люди не отпускали нас по нескольку часов, требуя ответа — когда жизнь хоть мало-мало наладится. Честно говоря, мы и сами этого не знали. Почти не знали. Но не сидеть же сложа руки!..

Шла малозаметная со стороны работа. Кропотливая, упорная. Прежде всего, было необходимо любыми способами восстановить нормальную работу предприятий. Чтобы люди стали получать зарплату. Чтобы в недалекую уже зиму не заморозить наши котельные, а иначе беды, даже трагедии не избежать…

Денег на уголь не было. Долги населения городу достигли 1 млрд рублей. И надо было выплачивать хотя бы текущую зарплату бюджетникам, чтобы не разбежались учителя и врачи. Не до жиру!.. Бюджет города составлял тогда чуть больше 300 млн рублей.

Что было очень важно в тот период — удалось заключить трехстороннее соглашение, подписанное руководством наших ведущих предприятий, правительством республики и администрацией города. Предусматривалось создание территориально-промышленных зон с льготным налогообложением при выполнении определенных условий. Это был хоть какой-то выход. Хотя бы на время…

Помню такой трагикомический случай, когда зарплату бюджетникам (не всю, конечно, а часть) нам пришлось компенсировать алкогольной продукцией «Ливоны». Это известное всему городу предприятие налоги «выплачивало» своей продукцией, а мы, соответственно, выдавали «зарплату» нашим работникам вином и водкой. В те дни зал заседаний администрации города представлял собой почти что настоящий склад. И смех, и грех… Слава богу, это случилось перед Новым годом, когда люди невольно добреют, а иначе бы… Добавлю: нечто подобное происходило и с продукцией кондитерской фабрики «Амта» и некоторых других предприятий…

Вот так и выживали. Повторюсь: трудно было. Но в то же время по-своему интересно. Давно подмечено: личность проявляется именно в трудных ситуациях, и кто сумел тогда выстоять, те составили потом костяк руководства предприятий, служб и администрации города. Многие из них продолжают работать и сегодня…

Инициативы пре-зидента РФ Путина, его майские указы дали мощный толчок развитию экономики города. Стабильный рост заработной платы бюджетников, рабочих дал толчок развитию потребительского рынка. Появились известные всем нам «Абсолют» и «Титан», «СМИТ», «Вегос», которые привнесли в Улан-Удэ европейские стандарты торговли. С появлением дополнительных доходов у города появилась возможность иметь и бюджет развития. Мы активно стали работать с федеральным правительством, вошли во многие федеральные программы — такие как «Ремонт ветхого и аварийного жилья», «Безо-пасные дороги», «Благоустройство дворовых территорий», национальные проекты по образованию и здравоохранению. Это позволило нам построить мостов и развязок больше, чем за весь предыдущий период существования города, построить в 2011 году 160 тысяч кв. метров жилья, 8 детских садов и увеличить втрое их емкость, капитально отремонтировать магистральные дороги, благоустроили внутридворовые территории.

Серьезно мы готовились к празднованию 350-летия вхождения Бурятии в состав России. За два года начались работы по подготовке и согласованию объектов в федеральном правительстве. Большую помощь нам оказал сенатор Малкин, который уговорил министра финансов Кудрина стать председателем орг-комитета. В результате в Улан-Удэ построили ФСК, стадион, Русский драмтеатр, капитально отремонтировали театр оперы и балета, Бурятский драмтеатр. Тогда же мы начали подготовку к 350-летию Улан-Удэ. Набрали объектов на 14,5 млрд рублей, в том числе мост через р. Уду по ул. Сахьяновой. Начались работы по проектированию. К сожалению, все эти работы впоследствии стали замедляться, в Москве их никто не «пробивал», да и в самой Бурятии интерес к ним ощутимо снизился. В итоге мы получили то, что получили.

По замыслу некоторых наших деятелей, венцом юбилея, видимо, должны были послужить выступления бурятских артистов в Москве и Питере. Затея эта до сих пор считается небезупречной и даже бессмысленной. Критики резонно указывают на то, что те «выброшенные» на пышные столичные вояжи средства с куда большей пользой можно было бы употребить, скажем, на проектирование моста через Уду и ремонт дорог…

Оглядываясь назад, порой удивляешься, как это мы смогли тогда работать в таком ритме, темпе, в окружении всеобщей разрухи, нужды, а порой и отчаяния, которые, кстати, не обходили стороной и семьи каждого из нас. Порой наедине приходило сомнение: не напрасны ли все наши старания и дождемся ли мы когда-нибудь той самой нормальной жизни? Допускаю, такие же мысли посещали и других. Но мы были командой единомышленников, мы были воспитаны советской школой, а это о чем-то говорит. Это нас сплачивало, придавало сил и уверенности. Мы знали, что все наши беды — это временно, это пройдет, мы это преодолеем…

ulan.mk.ru, Геннадий Айдаев, мэр Улан-Удэ (1998-2012 гг.). 

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.