Когда в театре есть лидер. К 80-летию со дня рождения

После встречи Нового, 2018 года в Оперном театре Бурятии состоялся настоящий оперный праздник, окунувший зрителя в атмосферу 70-80-х годов, когда на его сцене царил истинно творческий дух.

По случаю юбилея оперного режиссёра, заслуженного деятеля искусств РБ Галины Михайловны Майоровой не занятые регулярно оперные солисты получили возможность выйти к публике и показать яркие фрагменты из недавнего театрального прошлого.

Скрытые резервы

Программа вечера, составленная юбиляром и отрепетированная ею, продемонстрировала не просто скрытые резервы в лице Туяны Дамдинжаповой, Ольги Жигмитовой, Татьяны Доржиевой, Натальи Юргиной, Дамбы Занданова, Тогмита Танхаева, Доржо Шагдурова, Данзана Бальжинимаева, но и образец существования труппы в пору завоевания ею творческих достижений и побед. На эту ностальгию с тягой к творческому созиданию чутко отреагировал оркестр под управлением дирижёра Виталия Шевелева и вызвал искренне тёплое дыхание зрительного зала.

Виновница торжества – Галина  Майорова – фигура исторически уникальная. Ибо богатая различными событиями более чем 70-летняя история оперного театра знает лишь два режиссёрских имени, две личности, по-настоящему постигших суть этого непростого ремесла. Это основоположник музыкально-театрального искусства республики Гомбо Цыдынжапович Цыдынжапов (по окончании ГИТИСа) и его, пожалуй, единственная и верная последовательница Г.М. Майорова – выпускница Ленинградской консерватории.

Для остальных обладателей режиссёрских дипломов дело так и не продвинулось дальше перенесения на подмостки БГАТОиБ студенческих проектов. Потому что для серьёзного овладения профессией требуется преданность делу с умением слышать музыкальную партитуру, находя в ней адекватные решения сценических ситуаций. Способность по-настоящему вгрызаться в толщу мировой оперной литературы с применением творческой фантазии и воли для воплощения постановочного замысла, знание тайников человеческой психологии и законов оперной драматургии, а также способность координировать общие усилия труппы.

Профессиональное формирование

В этом смысле нашей героине очень повезло. Думавший на перспективу её духовный наставник Г.Ц. Цыдынжапов держал в обзоре студенческую поросль улан-удэнского музыкального училища. А по окончании дирижёрско-хорового отделения ссуза по классу К.П. Мадасовой содействовал поступлению на режиссёрский факультет ЛГК. Там судьба послала ей поистине энциклопедически образованных мастеров своего дела: Р.И. Тихомирова, И.Д. Гликмана, А.Н. Дмитриева, П.И. Румянцева, которые, насыщая студентов своим опытом и знаниями, оказывали огромное влияние на их профессиональное формирование. Когда эти столпы появлялись в вузовских аудиториях, возникало ощущение, что «в гавань, где толпились утлые судёнышки, вплывали гигантские корабли».

Заведующий кафедрой вуза и главный режиссёр Мариинского театра Р.И. Тихомиров (1915-84) доводился родственником Н.А. Римскому-Корсакову, а также верным поклонником и проводником его творчества. Неудивительно, что в центре профессиональных интересов этих педагогов была русская классика – сердцевина репертуара любой оперной труппы.

Процесс вхождения в труппу начинающего режиссёра происходил не безболезненно, ибо не секрет, что за кулисами каждый носит невидимые миру погоны согласно своему статусу и знакам отличия. И не каждый готов подчиняться «командиру в юбке», ибо режиссура – профессия сугубо мужская, сходная с полководцами, диктаторами или дрессировщиками. Однако Галина Михайловна несла груз ответственности с достоинством и умела держаться на капитанском мостике. Внутренне собранная, с прямой спиной и балетной походкой, она нашла нужный тон как с увенчанными лаврами солистами, так и с начинающими, включая работников костюмерного, декоративного, машинного цехов, ибо от их взаимодействия зависит целостность спектакля.

«Золотой век» театра

Профессиональный счёт на родной сцене открылся дипломным спектаклем – оперой «Лакме» Л. Делиба (1964) о любви дочери индусского брамина на фоне перипетий борьбы народа против своих поработителей  англичан. А далее «Чёрный дракон» Д. Модуньо-В. Уткина (1966), «Искатели жемчуга» Ж. Бизе (1967), «Царская невеста» Н. Римского-Корсакова (1971), «Любовный напиток» Г. Доницетти (1975), «Иоланта» П. Чайковского (1976), «Укрощение строптивой» А. Шебалина (1981), «Демон» А. Рубинштейна (1982), «Риголетто» Дж. Верди (1983), «Заза» Р. Леонкавалло (1985), «Алеко» С. Рахманинова (1992).

Особая область творчества режиссёра – работа с юной аудиторией. Ежегодно к зимним школьным каникулам она готовила детские спектакли – всего около 20-ти, среди которых долгожителями стали «Муха-цокотуха» А. Кулешова, «Золотой цыплёнок» В. Улановского. С 1978 года по её инициативе проводились творческие недели «Театр и дети», декады «Музыка – детям и юношеству», а также благотворительные фестивали «Должны смеяться дети». Понимая важность привлечения зрителя с малолетства, она разделяла начинания Центрального детского театра под руководством Н.И. Сац, с коей они являются редчайшими представительницами своего дела.

Галина Майорова умела учиться на студенческой скамье и на практике, застав в работе поистине «золотой век» театра, когда солисты из оперных городов страны принимали участие в текущей работе труппы, работая на стационаре или с гастрольными выступлениями. Ежесезонно осуществлялось 3 — 4 премьеры, а его афиша насчитывала до 30 — 40 названий, сотворённых истинными корифеями театральной режиссуры: И.М. Тумановым, А.Н. Киреевым, Ю.А. Петровым, Н.Е. Будажаповым, Н.Е. Логачёвым и др. Это были вполне добротные, апробированные спектакли без претензий на новаторство, дававшие публике представление об опере при полной режиссёрской и актёрской отдаче, когда оркестровая яма живёт в едином дыхании со сценой. Они находили отклик у зрителя и собирали полные залы, вызывая потребность во взаимном общении и обогащении. Потому творческие отчёты БГАТОиБ 1979, 1983, 1989 гг. с успехом проходили в Москве, Ленинграде и других городах, его гастрольные маршруты — регионы страны от её северо-восточных границ до юго-западных.

Подавляющая часть из этого репертуара осуществлена Г.М. Майоровой в содружестве с дирижёрами И.Г. Чудновским, В.М. Гореликом, А.А. Арсалановым, концертмейстером А.С. Архиповой, художниками А.И. Тиминым, М.Е. Шестаковой, Н.И. Маниловым. За 35 лет творческой деятельности она ставила спектакли, ею сочинённые, возобновляла работы предшественников, их сохраняла, поддерживая в рабочем тонусе труппы вводом новых солистов. Что же до сегодняшнего репертуара осиротевшей труппы, то он состоит из трех повторяемых названий.

Печальные последствия

Состоявшийся вечер стал поводом для горестных размышлений по поводу нынешнего состояния главного храма искусств, актуальный в связи с приходом нового руководства в масштабе республики и отрасли культуры. Вся беда состоит в том, что зрелищные учреждения республики переживают печальные последствия 10-летнего правления экс-министра Цыбикова с его монетарным подходом и стремлением приспособить их под нужды собственного кармана и карманов окружающих. Для этого театр был переведён на так называемый автономный режим управления, дающий свободу в распределении и перераспределении финансовых средств. Их даёт выгодная аренда зала, заменившая трудоёмкую театральную работу. В кресло директора было посажено «инородное тело», пригодное лишь для осваивания бюджета, постановочная же часть поручена разъездным подмастерьям – таким же активным осваивателям бюджета, не отвечающим за художественный уровень. А тем временем ничего не подозревающий зритель свято верит в облагораживающую силу искусства.

Получив в руки финансовые рычаги управления, администрация театра превратилась в полновластного хозяина человеческих судеб, установив в коллективе диктатуру произвола, на основании которого стало возможным изгонять несогласных, будь то вокалисты, оркестранты или штучные постановочные специалисты на примере беспрецедентных грубых расправ с режиссёром А.Б. Максутовым, режиссёром В.Л. Васильевой и др.

Творческий персонал пребывает в негласном сговоре с дирекцией из-за начисления зарплаты за их вынужденный простой в ответ на согласие с безобразиями, творимыми в кадровой сфере, финансовой, репертуарной и т.д. В таком дезориентированном и сбитом с курса состоянии оказался коллектив, утративший критерии, по которым десятилетиями он накапливал свои некогда животворные традиции.

Многое происходит с ведома и по указке так называемых художественных руководителей, то есть фикции в лице художественного руководства, которых в труппе две единицы: один находится на расстоянии 7 тыс. км. А второй не имеет диплома о высшем образовании, дотянув лишь до получения справки о прохождении учебного курса. Такое вот руководство решает судьбы артистов, их участие в текущем репертуаре, определяет категории на основе квалификационных характеристик, проводит аттестации, сводя личные счёты, а то и отлучает от профессии.

Сколь угодно можно назначать и менять художественных руководителей, на результат это не влияет, если в труппе нет лидера, каким является компетентный в своей отрасли специалист. Ибо художественную политику коллектива определяет лидер в лице режиссёра или дирижёра, уверенно ведущего свой корабль по верному пути и определяющего в целом его будущее.

Лидерская позиция

Таким специалистом была и есть Г.М. Майорова, ничуть морально не устаревшая, либо музыкальное искусство, являясь надёжным хранителем высоких общечеловеческих ценностей, консервативно по своей природе. Сегодня она держит в голове огромное количество оперных мизансцен, музыкальных и словесных текстов и вполне может быть полезной оперной труппе.

Для сравнения: Борис Покровский (1912 – 2009) режиссировал на сцене Большого и Московского камерного театров до последних дней, как и выдающийся хореограф – основатель ансамбля народного танца Игорь Моисеев (1906 -2007) или главный режиссёр театра на Таганке Юрий Любимов (1817 — 2014). Главному режиссёру Ленкома Марку Захарову (род. 1933) тоже пока ещё никто не указывал на дверь. И только в нашей республике стал возможен абсурд, когда специалиста оценивают «профессиональные нули».

Итак, юбилейный вечер представляется некоей отправной точкой, с которой должен наметиться поворот во внутритеатральной ситуации. Почувствовав, наконец, твёрдую хозяйскую руку, артисты с готовностью пошли ей навстречу и получили удовольствие от соприкосновения с истинным.

Судя по тому, что в руководстве республикой появились новые лица, надо надеяться на их понимание значимости оперного театра и его роли в воспитании многих поколений любителей музыкального искусства. Сегодня для нормального функционирования художественного организма требуется возвращение в его стены театрального духа с отказом от так называемого автономного режима управления и освобождением от всякого рода монетаристов-непрофессионалов.

Надежда Цибудеева, кандидат искусствоведения,

заслуженный деятель искусств РБ, член Союза композиторов РФ

 

 

Смотрите также:

1 Комментарий

  1. Аноним:

    анализирует ли эти статьи министр культуры почему не обсуждает не собирает деятелей и ветеранов отрасли на серьезный деловой разговор о перспективах развития слушать подхалимов и интриганов достаточно они свалили культуру республики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.