Легенда Самарканда и Кракова

Польский писатель Ксаверий Прушинский в Лондоне в 1942 году , редактор «Польски», офицер Речи Посполитой

 

В Кракове уже 700 лет существует традиция – каждый час с башни Мариацкого костела св. Девы Марии трубач играет хейнал (от венгерского – hainal – утро) – мелодию точного времени. Мелодия сигнала обрывается внезапно, не доигранная до конца. Существует легенда, что 700 лет назад трубач, увидев приближающуюся к городу вражескую конницу, стал трубить хейнал, но пал, сраженный монгольской стрелой, вонзившейся ему в горло.

Легенда о трубаче

Тем временем вовремя предупреждённые горожане сумели не только отбить атаку, но и захватили богатые трофеи. А хейнал в Кракове с тех пор заканчивается на той самой ноте, на которой оборвалась жизнь трубача-героя.

Легенду о краковском трубаче польские военные, знавшие ее с детства, вдруг услышали в Средней Азии. Там польский военный контингент, объединенный в начале Великой Отечественной войны в армию Андерса, проходил переформирование.

Армия Андерса была сформирована на Урале – в Оренбургской области по соглашению с польским правительством, которое находилось в эмиграции в Лондоне. Для этого советская сторона освободила из лагерей польских военнопленных, которые попали в плен после 1 сентября 1939 года, когда с нападением Германии на Польшу началась Вторая мировая война. Польские военные находились в восточной части Польши, отошедшей к СССР согласно пакту Риббентроп-Молотов. Эти территории получили названия – Западная Украина и Западная Белоруссия. Командующим польским военным контингентом стал генерал Андерс.

По соглашению с Великобританией было решено перебросить армию Андерса на Ближний Восток и в Северную Африку, где английские войска терпели поражения от корпуса немецкого генерала Роммеля. Польские военные направились к месту назначения через Каспийское море, Иран и Среднюю Азию. По пути они останавливались, отдыхали и переформировывались.

Кстати, после Первой Мировой войны в Польше старики говорили о том, что Польша, утратившая самостоятельность после войны, вновь обретёт свою независимость после того, как польский трубач взойдёт и завершит прерванную песнь трубы на одном из минаретов Самарканда – столицы империи великого наследника чингизидов – Тимура. Один из польских трубачей сыграл мариацкий хейнал на площади Самарканда в 1918 году. Польша вновь обрела независимость.

Гур-Эмир — мавзолей Тамерлана в Самарканде

Сыны Лехистана

Есть и другая легенда, согласно которой война началась из-за того, что 21 июня 1941 года советские археологи вскрыли могилу Тамерлана в Самарканде. На могильной плите ученые прочитали послание, текст которого гласил: «Все мы смертные. Придет время, и все мы уйдем…». Заканчивалась надпись ужасным предостережением: «Если кто потревожит прах предков, пусть того постигнет кара». Вспомнили о предостережении суфийских мудрецов, предрекавших тем, кто потревожит прах великого полководца, неисчислимые беды. 22 июня 1941 года фашистская армия напала на Советский Союз.

Польский писатель Ксаверий Прушинский в рассказе «Трубач в Самарканде» описал события, которые произошли в Самарканде в годы Второй Мировой войны: «мы были для них сыновьями Лехистана. Нет для них никакой Литвы, никакой Чехословакии. Возможно, они не слышали о Голландии, Швейцарии или Испании. Но они слышали о Лехистане. Так, как некогда мы о Турции. После стольких веков остались только хорошие воспоминания».

По рассказу Прушинского, старики в Самарканде, узнав, что эти солдаты – сыны-воины Лехистана, попросили их, чтобы перед мечетью, где хранится прах Тамерлана, польские трубачи сыграли свои мелодии. Польские трубачи пришли и сыграли несколько мелодий, в том числе и мариацкий хейнал. Шумливая толпа, окружавшая площадь, вдруг онемела, а потом разошлась.

Оказалось, что самаркандские воины тоже участвовали в походе монголов на Европу. И однажды добрались до Кракова, который хотели захватить по-тихому, но врага вовремя заметил трубач. После поражения под Краковом монголо-татарские священнослужители признали, что было грехом убивать трубача во время этой своеобразной музыкальной молитвы – все равно, что прервать молитву муэдзина на самаркандском минарете.

Две половинки легенды

Как говорится в рассказе: «Поступок ваш, – сказали они, – нашлет на вас кару небес. Не топтать вам чужих полей по весне, не добывать чужих городов, королевства ваши придут в упадок, руины мечетей порастут травой, и уйдет в забытье ваша степная слава. Блеснет вам и солнце удачи. Но не наступит это до тех пор, пока трубач из Лехистана не протрубит на рынке в Самарканде песню, которую он тогда не закончил». Так говорит самаркандская легенда. И ей верят все монгольские племена от Тянь-Шаня до берегов Каспийского моря. Дух Чингисхана бродит по степям Азии».

Прушинский в завершении рассказа подвел итог: «у них была легенда, которая является как бы половинкой нашей легенды»

После гостеприимной Средней Азии поляков ждали кровопролитные сражения в песках Северной Африки, где англичане воевали с корпусом немецкого генерала Роммеля, рвавшегося к Каиру. А затем поляков отправили в Италию. В 1944 году полякам, ценой огромных жертв, удалось взять стратегически важный пункт, господствовавший на дороге под Римом. Благодаря отваге поляков, союзные войска прорвали линию немецких укреплений, известную как «Линия Густава», и овладели Римом.

Алексей Дармаев

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.