В Бурятии расстреляли семью людоедов

фото pixabay.com

Недавняя нашумевшая история краснодарской четы Дмитрия и На-
талии Бакшеевых, которых подозревают в том, что за 18 лет они убили,
расчленили и съели 30 человек, произвела эффект разорвавшейся бом-
бы для всех жителей страны. Как
рассказал «Байкальской правде»
известный криминалист и писатель
Герман Языков, похожий случай с
семьей каннибалов был и в Бурятии.

Жила-была на станции Мысовая — это город Бабушкин — одна с виду обыкновенная
семья. Старшей в семье была пожилая женщина, у которой было двое взрослых сыновей,
они работали помощниками машинистов, а
также дочь. Она работала в школе пионервожатой.
Время было тяжелое, послевоенное
— шел 1946 год. На станции Мысовой в
то время была расквартирована военная
часть. Солдаты строили шоссейную доро-
гу Иркутск — Улан-Удэ. В этой части стали
пропадать солдаты. Исчезнувших солдат
военные власти сильно и не искали, списы-
вали на дезертирство. Так бы все это и шло,
если бы не один случай.
Рядом с домом, где жила та самая обыкновенная
семья, проживала женщина с десятилетним сы-
ном-школьником. Однажды ребенок пошел домой
к дочери-пионервожатой, чтобы позаниматься по
домашнему заданию. Назад он не вернулся. Мать с
наступлением вечера начала тревожиться, приня-
лась за поиски, подняла на ноги милицию. Тогда дети
редко пропадали, мать пропавшего ребенка была в
панике, поэтому поиски развернулись масштабные.
Скоро выяснилось, что очевидцы видели, как маль-
чик заходил в дом той самой семьи.
Милиция нагрянула к ним домой, однако те, кто
был дома, начали отказываться, мол, не видели, не
приходил. Но допустили они промашку — на вешалке
в прихожей висела куртка пропавшего ребенка.
— Так вот же его куртка! — закричала, увидев ее,
мать пропавшего ребенка.
После этой находки в доме подозреваемых был
проведен обыск по полной форме. В результате обы-
ска обнаружили кошмарные вещи. Рассказывали, что
будто бы на кухне в кастрюле варилась печенка бедно-
го ребенка, а в подполье находились части разрублен-
ного тела школьника. Всю семью людоедов, конечно
же, арестовали. Началось следствие, в ходе которого
начали вскрываться подробности исчезновения не
только этого мальчика, но и солдат из военной части,
которых члены этой жуткой семьи попросту поедали.
Несмотря на то, что дело велось в закрытом режи-
ме, слухи об этом страшном уголовном деле быстро
разнеслись по всей республике. Рассказы о канниба-
лах со станции Мысовой долго будоражили людей.
Особенно много говорили об этом в 1947 году, когда в
Улан-Удэ проходил судебный процесс.
— Дело слушалось в Верховном суде республики,
он тогда располагался в двухэтажном здании на улице
Шмидта, — рассказал «Байкальской правде» Герман
Корнилович. — Это здание до сих пор там стоит. Ин-
тересно, что тогда все говорили о том, что этих убийц
и людоедов будут после приговора вешать на пло-
щади Советов. Временами на площади собирались
огромные толпы, которые ждали этой казни. Однако
на площади, конечно, не было никаких виселиц. По-
степенно весь этот ажиотаж сошел на нет, и об этом
резонансном деле забыли.
Как отметил Герман Языков, по этому делу он ин-
тересовался у своего старшего товарища — Перепа-
нова Сергея Семеновича, который принимал участие
в расследовании того дела. Спрашивал, что случилось
с этими людоедами. Он отвечал просто: «Так расстре-
ляли их всех. Вынесли смертный приговор и расстре-
ляли».
— Я и сам-то вспомнил об этом деле только тогда,
когда как-то на заседании республиканской комиссии
по вопросам помилования меня спросили, были в
Бурятии случаи смертных приговоров в отношении
женщин. Тогда я и вспомнил этот случай и еще один.
В 1929 году расстреляли злостную бандитку, которую
звали Сапуниха. Она со своим сыном убила около
шестнадцати человек. Причем убивать начала еще
с дореволюционных времен. Ее ловили, но сначала
спасла ее Февральская революция, потом Октябрь-
ская, а потом и Гражданская война разгорелась. По-
сле установления Советской власти и образования
Бурят-Монгольской АССР было установлено, что она
убила несколько человек в 1924-1925 годах. За это ее
и расстреляли. Но она просто была убийцей, людей
не ела, — заключил свой рассказ Герман Корнилович.

Александр Михайлов

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.