Как нам обустроить центр Улан-Удэ

 

«Байкальская правда» разбиралась, как очистить «авгиевы конюшни» в географическом центре Улан-Удэ, который представляет собой неприспособленную для жизни «серую зону».

В любом нормальном современном населенном пункте его центр связывает между собой все районы города, являясь эпицентром транспортной сети. Это удобное место для общественно-делового центра (сити), жилых массивов, развязок транспортной сети, скверов, парков, инфраструктуры отдыха и развлечений, культурных и спортивных сооружений.

Клоака в центре

Что же мы видим сейчас в географическом центре Улан-Удэ? Здесь расположены:

— промышленные зоны предприятий I и II класса экологической опасности (ТЭЦ-1 и ЛВРЗ);

— места захоронения отходов этих предприятий и отстойники;

— огромная коммунально-складская зона (склады Федерального продовольственного резерва, базы и склады коммерческих предприятий), наличие здесь которой обусловлено близостью к Транссибирской железной дороге, проходящей прямо через центр Улан-Удэ;

— одно из недействующих городских кладбищ;

— производственно-деловая зона, привязанная к пр-ту Автомобилистов;

— а также жилые поселки – Кирзавод, Лазо и 502 км.

При этом жители Кирзавода, живущие в построенных в 30-40-е годы XX века деревянных жилых бараках в зоне воздействия предприятий I и II класса опасности, попали в муниципальную программу развития отдаленных поселков. Проживая в самом центре города. Действительно, маршрутные такси ходят на Кирзавод с неохотой, добираться туда и выбираться оттуда в любое время дня неудобно.

1. промзона ЛВРЗ 2. склады Федерального продовольственного резерва 3. промзона Улан-Удэнской ТЭЦ-1 4. коммунально-складские зоны 5. отстойник ТЭЦ-1 6. недействующее городское кладбище 7. производственная и общественно-деловая зона на проспекте Автомобилистов

Что делать Цыденову

Новый глава Бурятии Алексей Цыденов (бывший замминистра транспорта России) наверняка уже поездил по Улан-Удэ и мог бы взглядом опытного человека понять, что центр столицы не соединяет районы города, а, наоборот, разъединяет их! Что из одного из граничащих между собой районов города (Железнодорожного и Октябрьского) в другой через центр города проехать невозможно. И что вообще в центре Улан-Удэ транспортная сеть как таковая просто отсутствует!

И через центр города на авто проехать можно с трудом, плутая в глухих «окраинах» по разбитой дороге. А транспортная система Улан-Удэ построена вокруг так называемого «трамвайного кольца» со стихийными и кривыми ответвлениями от него.

Усугубляется это тем, что из Железнодорожного района в Советский и в Октябрьский районы можно проехать фактически только через путепровод (в районе ул. Ербанова) или через «новый мост» (пр-т Автомобилистов). Отдаленные же железнодорожные переезды в поселках Стеклозавода и Южный находятся вне кольца, и никакой погоды не делают.

Двое предыдущих руководителя Бурятии (Потапов и Наговицын) транспортными проблемами вообще не занимались. Из последних мэров Улан-Удэ (Виктор Кукшинов, Александр Лубсанов, Валерий Шаповалов, Геннадий Айдаев и Александр Голков) только при Айдаеве были построены важные объекты транспортной инфраструктуры. Это Богатырский мост (мостовой переход из 20-х микрорайонов Октябрьского района в 40-е квартала) и две крупных развязки по обоим берегам Уды – в районе Центрального рынка и на пересечении ул. Бабушкина и Трубачеева.

Однако два последних объекта так и не заработали в полную мощь. Поскольку каждая из этих развязок – одна из двух частей связанных между собой объектов.

Существование развязки на Бабушкина обретет свой законченный смысл лишь после строительства мостового перехода через Селенгу, который свяжет Октябрьский район с левобережной частью Улан-Удэ (ул. Трубачеева – о. Богородский – с. Поселье – федеральная трасса М-55 «Байкал»).

А развязка в районе рынка полностью оправдает себя только тогда, когда будет построен путепровод (переход через Транссиб) в районе так называемого «Читинского переезда» – (ул. Борсоева – ул. Куйбышева). Тогда автомобилисты смогут из Железнодорожного района сразу выходить на эту развязку и на старый Удинский мост, минуя путепровод на Ербанова и загруженные улицы в центре – Борсоева, Коммунистическую и Балтахинова.

Давно и много говорилось и о строительстве еще одного моста через Уду в створе улиц Сахъяновой и Приречной. Однако осуществить этот проект не удалось никому. Теперь слово за Алексеем Цыденовым, имеющим связи, как в Минтрансе РФ, так и в РАО РЖД, где он до сих пор является членом Совета директоров компании.

Ликвидировать ТЭЦ-1!

Но самое интересное заключается в том, что само по себе строительство третьего моста через Уду не решит проблем, связанных с отсутствием транспортной сети в центре Улан-Удэ! До тех пор, пока эта самая сеть там не появится.

Но можно ли расчистить центр города сразу от нескольких коммунально-складских зон и производственных зон промышленных предприятий, перенеся их если не за черту Улан-Удэ, то ближе к границам города? Можно!

Давно назрела необходимость переноса мощностей выработавшей свой ресурс и морально устаревшей Улан-Удэнской ТЭЦ-1 в район ТЭЦ-2. Тем более, что она со времен ввода ее в эксплуатацию в 1982 году так и не вышла на проектную мощность. Проекты развития ТЭЦ-2, предусматривающие перенос туда производственных мощностей предприятий теплоэнергетики столицы Бурятии, рассматривались и при Потапове, и при Наговицыне.

Напомним, что построенная в 30-е годы XX века ТЭЦ-1 является главным источником загрязнения воздуха в столице Бурятии, предприятием I класса опасности с установленной санитарно-защитной зоной в 1 000 м.

То есть, в соответствии с принятыми правительством РБ региональными нормативами градостроительного проектирования – на расстоянии в 1 км от промзоны ТЭЦ-1 не должно быть практически ничего. А именно: жилых домов, детских площадок, садоводств, коттеджной застройки, образовательных и детских учреждений, больниц и поликлиник, ландшафтно-рекреационных зон и зон отдыха, спортивных сооружений, а также (внимание!) оптовых складов пищевых продуктов, комплексов водопроводных вооружений для подготовки и хранения питьевой воды.

Тем не менее, меньше чем в 1 км от трубы ТЭЦ-1 находятся густонаселенные микрорайоны, привязанные к трамвайному «кольцу». Это жилые массивы в районе проспекта 50-летия Октября и улицы Лимонова. А прямо в ее промзоне, за забором золоотвала ТЭЦ (места сбора отходов, объект III класса опасности, санитарно-защитная зона – 300 м), стоят жилые дома, в которых живет часть персонала предприятия. Там же, рядом с промзонами ТЭЦ-1 и ЛВРЗ, в непосредственной близости к местам захоронения отходов (так называемому «фенольному озеру» ЛВРЗ и отстойнику ТЭЦ-1) находятся жилые дома поселка Кирзавода!

Есть здесь и некое «дачное товарищество» (бывший коллективный сад им. Мичурина). К слову, эти «дачи» расположены в нескольких десятках метров от промзоны ТЭЦ-1. К удивлению экологов, за забором предприятия можно обнаружить даже один из профессиональных лицеев Улан-Удэ и общежитие техникума. Всего этого (жилых домов, образовательных учреждений и т.д.) в санитарной зоне предприятия I класса опасности (ТЭЦ-1) быть не должно.

Кроме того, там же в непосредственной близости от ТЭЦ-1, за забором, расположены склады Федерального продовольственного резерва России (!) и склады коммерческих предприятий, на которых хранятся продовольственные товары и напитки, предназначенные для распространения в торговых сетях города!

ТЭЦ-1, являясь крупнейшим предприятием ТЭКа, забрасывает город оксидом углерода, окисью серы и азота, углекислым газом и твердыми частицами вредных веществ, получаемых при сжигании угля на теплоэлектроцентрали. Вне зависимости от розы ветров, поскольку находится в самом центре Улан-Удэ.

Напомним, угли и сланцы основных месторождений Бурятии, используемые на ТЭЦ-1 в качестве топлива, имеют повышенное содержание высокотоксичных материалов – ванадия, свинца, ртути, мышьяка, стронция и урана. Эти трудно поддающимися очистке загрязнители воздух – окислы серы, а при сжигании органического топлива образуются канцерогенные вещества, в основном бензапирен!, — падают из трубы ТЭЦ-1 прямо на головы горожан.

Мало того, что промзона Улан-Удэнская ТЭЦ-1 препятствует строительству транспортной сети в центре столицы Бурятии, так еще и в буквальном смысле отравляет жизнь улан-удэнцев.

Давно назрел вопрос о ликвидации Улан-Удэнской ТЭЦ-1 и переносе ее мощностей в район ТЭЦ-2 – к границам городской черты. Откуда благодаря более благоприятной розе ветров выбросы из трубы ТЭЦ почти не затрагивают жилые массивы города.

Даешь центр логистики в Тальцах!

Что же касается базы Федерального продрезерва и обширной коммунально-складской зоны, то есть возможность перенести их на окраину – в район станции ВСЖД Тальцы в черте Улан-Удэ.

Там в настоящее время находится крупный грузовой двор станции Тальцы (площадь двора – 6,5 тыс. кв. м) с недавно обустроенным на его территории силами ОАО «РЖД» и Бурятской таможни складом временного хранения грузов, находящихся под таможенным контролем. Что будет способствовать созданию там крупного логистического центра, о планах строительства которого в правительстве Бурятии говорят все последние годы.

Кроме того, как сообщили в Байкальском институте природопользования СО РАН, в течение 2017-2018 годов должна закончиться ликвидации крупного артиллерийского арсенала с устаревшими боеприпасами производства 1940-60 годов, находящимися до сих пор на военной базе Минобороны РФ на ст. Тальцы.

По планам командования, воинская часть в Тальцах (в/ч № 63292), находящаяся в ведомстве Главного ракетно-артиллерийского управления (ГРАУ) сухопутных войск Минобороны РФ, должна быть ликвидирована. Территория артскладов (более 10 км по периметру) должна быть подвергнута рекультивации, а в дальнейшем военные власти должны передать ее гражданским властям – мэрии Улан-Удэ.

Сама территория арсенала с проложенными по ней десятками километров железнодорожных путей, подходящих к помещениям складов, по площади примерно равна территории в центре города, занимаемой промзонами, отстойниками и всеми коммунально-складскими зонами. В связи с этим у властей Бурятии и у мэрии Улан-Удэ появляется возможность использовать эту территорию для переноса туда коммунально-складских зон из центра города.

Причем, учитывая наличие там крупной базы логистики (ст. Тальцы) и обустроенной железнодорожной инфраструктуры, сделать это можно относительно безболезненно для тех крупных оптовиков Улан-Удэ, которые сейчас имеют склады товаров в районе Кирзавода, ТЭЦ-1 и базы Буркоопсоюза. Предоставив им условия не хуже (а то и лучше), чем сейчас. Вспомним о неудобных автомобильных подъездах к складам и необходимость объезжать пробки в центре города.

Куда деть отстойники и кладбище?

Еще одна болезненная тема – рекультивация территории отстойника-накопителя технической охлаждающей воды и отходов газогенераторной станции ЛВРЗ площадью свыше 27 тыс. кв. метра и глубиной от 2 до 4 метров («фенольное озеро»), а также рекультивация отстойника Улан-Удэнской ТЭЦ-1 и довольно большого по территории заброшенного старого городского кладбища.

Эти проблемы могут быть решены с помощью привлечения федеральных средств (например, по федеральным программам ликвидации накопленного экологического ущерба и охраны озера Байкал), а также внешних инвесторов.

Напомним, что «фенольное озеро» – критично опасный объект, отравляющий как атмосферный воздух, так и грунтовые воды (из-за ошибки при проектировании отстойника, когда неверно были оценены подземные горизонты), находится рядом с жилыми домами поселка Кирзавода.

Можно ликвидировать и заброшенное кладбище.

«Серая полоса»

Сегодня Улан-Удэ – это целый сгусток градостроительных проблем, на первый взгляд, кажущихся неразрешимыми. Это и асимметричность расположения в пространстве, когда центр города, связывающий сам город транспортными магистралями и притягивающий к себе точки развития своей инфраструктурой, находится на периферии. Это и стихийное развитие пригородов, превращающих Улан-Удэ в «большую деревню», и большое количество затопляемых территорий, для развития которых необходима подсыпка грунта минимум на 2,5 метра, и многое другое.

Корни всех проблем уходят еще в 20-30-е годы прошлого века, когда здесь сначала было открыто регулярное авиасообщение между Верхнеудинском и Ургой и стали садиться самолеты, совершающие перелеты Москва – Владивосток и Иркутск – Чита, а затем за городом на левобережье Селенги был построен новый аэродром Мухино.

Законсервированы же эти проблемы были 50 лет назад, в 1966 году. Тогда было принято решение о строительстве в Мухино искусственной (бетонной) взлетно-посадочной полосы (ИВПП). Позже, в 1971 году, по проекту института «Дальавиапроект» (Хабаровск) на месте прежней грунтовой полосы была построена новая ИВПП.

Таким образом, на одной сходящейся линии оказались две ВПП двух наших аэродромов – международного аэропорта «Байкал» (бывший аэропорт «Мухино») и военного аэропорта «Восточный», построенного для Улан-Удэнского авиазавода. И столица Бурятии оказалась ровно разрезанной ровно надвое «полосой подхода авиации».

В этой «серой полосе», которая пересекает весь город с востока на запад, и расположились все промзоны и складские зоны. Поскольку там, в принципе невозможно никакое строительство домов, жилых микрорайонов, исходя из соображений безопасности и соблюдения санитарных норм (наличия опасных и шумовых зон подлета и взлета самолетов).

Хотя, как не странно, весь небольшой исторический центр города, включая площадь Советов с комплексом административных зданий мэрии и правительства РБ, тоже расположен прямо в зоне подлета самолетов аэропорта «Байкал». Все большие и малые грузовые и пассажирские самолеты садятся в Улан-Удэ над кабинетами главы Бурятии, мэра Улан-Удэ и наполненными молодыми людьми аудиториями БГУ.

Перенести аэропорт!

Решить эту проблему можно двумя способами. Либо, убирая из центра надоевшую всем клоаку, все-таки продолжать, несмотря ни на что, обустраивать центр города (строятся же сейчас высотные дома вблизи площади Советов!). Либо переносить международный аэропорт «Байкал» подальше на запад – в район Иволги или Оронгоя. А его нынешнюю базу использовать для малой авиации. Кстати, еще полвека назад архитекторы Улан-Удэ, с учетом перспектив развития города, предлагали строить большой аэропорт возле села Оронгой, что в 60 км от бурятской столицы.

– Предложение вынести ВПП главного аэропорта из города в Оронгой в 60-е годы не нашло понимания в бурятском обкоме партии. Тогда все «шишки» говорили, что у нас два аэропорта сидят в одном воздушном коридоре и друг друга дополняют, – рассказывает главный архитектор проектов «Улан-Удэ архпроект» Александр Яковлев. – Вынос аэропорта избавит центр Улан-Удэ от риска для жизни горожан и позволит строить там социальную инфраструктуру и жилье! Ведь если убрать аэропорт Байкал, то другой аэропорт – Восточный – не будет создавать той проблемы, которая есть сейчас. Интенсивность полетов на Восточном гораздо ниже, зона подлета этого аэропорта с востока почти не задевает город.

Напомним, что 4,7 млрд рублей выделяется по федеральной программе «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2018 года» на «реконструкцию ИВПП аэропорта Улан-Удэ». Этой суммы, собственно, вполне хватит на то, чтобы построить новый аэропорт подальше от центра Улан-Удэ, где достаточно места для строительства полос любой длины. А не строить новую полосу аэропорта «Байкал» (для приема крупных «Боингов») параллельно старой полосе. Перенос западного аэропорта Улан-Удэ сделает город более приспособленным и удобным для жизни в нем.

Есть возможность построить новый аэропорт и в городской черте, не вынося его в Оронгой. Для этого есть место на левом берегу Уды в районе полигона ликвидируемой воинской части в Тальцах (в/ч № 63292). В этом случае зона подлета самолетов шла бы параллельно зоне подлета аэропорта Восточный и вообще не затрагивала бы город. А зона взлета проходила бы по южной границе города в районе поселка Вахмистрово.

Правильный Улан-Удэ

Таким образом, в настоящее время есть пять возможностей, открывающих перспективу для освобождения центра Улан-Удэ от находящейся там городской «клоаки». Это:

  1. Реконструкция Улан-Удэнской ТЭЦ-2, связанной технологически (тепловыми сетями) с пока действующей ТЭЦ-1, и ликвидация Улан-Удэнской ТЭЦ-1
  2. Обустройство бывших артскладов под большую коммунально-складскую зону всего города и новый центр логистики;
  3. Сокращение территории неоправданно большой промзоны ЛВРЗ, связанное с реализацией проекта ликвидации накопленного экологического ущерба и старых отходов производства;
  4. Переноса международного аэропорта «Байкал» в другое место.
  5. И, наконец, строительство южной железнодорожной ветки в обход города (есть в генплане Улан-Удэ), что позволит разгрузить Транссиб в городской черте, пустив по городу только пассажирские поезда, и расширить возможности обустройства железнодорожных переездов.

Что с учетом перспектив развития Улан-Удэ и требований Градостроительного кодекса РФ, основной целью которого, кстати, является обеспечение неотъемлемого права людей на безопасную для жизни и полноценную, комфортную среду, позволит строить в освободившемся центре города парки и скверы, инфраструктуру отдыха. А главное, развитую, симметричную и правильно расположенную транспортную сеть, связывающую все районы города.

С обретением новых «легких города», большой зеленой зоны в центре, этот район мог бы стать перспективным местом для строительства современного «сити» с элитным многоэтажным жилым массивом, общественно-деловыми учреждениями, торгово-развлекательными и спортивными сооружениями.

Все крупные города (а в Улан-Удэ фактически проживают больше 500 тыс. человек) рано или поздно все равно начинают тяготеть с геометризму, к правильным формам. И центр города всегда является точкой притяжения, образует и связывает все его пространство. Что сегодня необходимо для «неправильного» и «кривого» Улан-Удэ.

Сергей Басаев

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.