«Мебельный скандал» или зачем Цыденову пара Наговицын-Носков?

 В преддверии новых назначений в команде нового врио главы Бурятии Алексея Цыденова «Байкальская правда» напоминает читателям об особенностях руководящего стиля двух вероятных назначенцев.

В настоящее время экс-глава Бурятии, а ныне пенсионер Вячеслав Наговицын – наиболее вероятный претендент на пост члена Совета Федерации РФ. А его бывшая «правая рука», руководитель администрации главы РБ Петр Носков, как ожидается, сохранит свое положение.

Эти назначения могут состояться после 10 сентября, когда в Бурятии выберут Алексея Цыденова новым главой республики. Что же должны привнести с собой в «новую» команду Цыденова эти «политики со шлейфом»?

«Темное» дело Носкова

Известно, что Петр Носков привлекался к уголовной ответственности по ст. 294, ч. 2 УК РФ (Вмешательство в деятельность следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследования дела). Причем то уголовное дело, заведенное в отношении Носкова в 1997 году, было прекращено по не реабилитирующему основанию.

Это «темное» дело было связано, скорее всего, с убийством по неосторожности человека на охоте. Дело в том, что родной брат тогда главы Мухоршибирского района Бурятии Петра Носкова, директор районного Фонда поддержки предпринимательства Анатолий Носков обвинялся в незаконном хранении оружия (ст. 222 УК РФ) – винтовки марки ТОЗ. Это оружие было изъято и Анатолия Носкова и хранилось в период следствия в Мухоршибирском РОВД. Не исключено, что именно из этого оружия был по неосторожности убит человек на охоте.

Однако 9 марта 1997 года Петр Носков со своим братом и группой знакомых, пользуясь полномочиями главы района, ворвались в оружейную комнату районного отдела милиции и незаконно изъяли оттуда затвор указанного ружья «с целью приведения оружия в нерабочее состояние».

В ходе последующих уголовных дел  в отношении Анатолия Носкова (ст. 201 УК РФ «злоупотребление полномочиями») и Петра Носкова (ст. 294 УК РФ) выяснилось, что после этого изъятия у затвора ружья марки ТОЗ была отломлена часть бойка. В результате доказать то, что именно из этого ружья был застрелен человек, стало невозможно.

В дальнейшем оба брата были освобождены от уголовной ответственности по не реабилитирующим основаниям. Уголовное дело Петра Носкова прекратили в связи с его «деятельным раскаянием», а дело Анатолия Носкова о незаконном хранении оружия было прекращено «с учетом его состояния здоровья» (признан нетрудоспособным со второй группой инвалидности) и в связи с тем, что брат главы Мухоршибиркого района «перестал быть общественно опасным для общества».

Братья Лукичи отделались легким испугом. Причем «нетрудоспособный» Анатолий Носков работал впоследствии председателем комитета по управлению имуществом и муниципальным хозяйством администрации Мухоршибирского района.

Правда, считают, что этот шлейф все-таки помешал Петру Носкову, тогда министру МПР Бурятии, занять в 2005 году должность руководителя Комитета водных ресурсов озера Байкал Федерального агентства водных ресурсов РФ.

Но в Бурятии способности Петра Лукича Носкова вполне себе оценили. С приходом сюда Вячеслава Наговицына, его «правая рука» Петр Носков уже почти 10 лет, с 2008 года, является руководителем администрации президента (сегодня главы) Бурятии в ранге зампреда правительства республики.

При новом главе Алексее Цыденова политическая звезда Носкова, по-видимому, засверкает новыми гранями. В Бурятии Носков считается тонким экспертом по межнациональным отношениям, специалистом в политических интригах, а самое главное, лидером так называемого клана «семейских» и покровителем множества руководителей среднего и высшего звена. В то же время, многие наблюдатели отмечают то, что межэтнические отношения в целом  толерантной Бурятии никогда не были столь напряженными, как при позднем Наговицыне. В том числе и благодаря деятельности «серого кардинала» Носкова.

Кстати, деятельность непосредственных подчиненных Петра Носкова из хозяйственно-транспортного комплекса (ХТК) администрации главы Бурятии при Наговицыне тоже была в центре внимания СМИ и правоохранительных органов.

Скандалы коррупционного характера, имеющие отношения к деятельности кабинета бывшего главы Бурятии Наговицына, все последних 10 лет сотрясали публичную сферу Бурятии и активно освещались в СМИ.

Рекорды Наговицына

Это, во-первых, «операция «Бухлер» – так называемый лизинговый скандал. Напомним, что тогда в 2009 году Бурятия выиграла на российском конкурсе 4,1 млрд руб. финансовой помощи от федерального центра на реализацию трех экономически значимых программ в области сельского хозяйства. У республики была возможность обеспечить все действующие в Бурятии агрофирмы всей необходимой техникой по приемлемой для них цене. С частичным или даже полным возмещением затрат хозяйств на приобретение для себя этой техники.

Однако закончились это все неприличным скандалом. После первого же транша в Бурятию в размере 700 млн руб. финансирование Москвой этих программ было свернуто. И Бурятия потеряла 3,4 млрд руб. безвозмездных субсидий. Причиной этого стало то, как глава РБ Наговицын и экономический зампред Александр Чепик распорядились этим первым траншем.

В 2009 году правительство РБ на 800 млн руб., учитывая свою долю софинансирования, приобрело по завышенным в среднем на 25-30% ценам дорогостоящую импортную технику, в том числе, тракторы марки «Buhler». И в «добровольно-принудительном» порядке распределило эту технику по 20-ти хозяйствам по договорам лизинга. Одев тем самым тяжелейший хомут и подведя под банкротство эти более или менее работающие крестьянские хозяйства, попавшие в лизинговое рабство коммерческой фирме «РАЛИК».

Мало того, что за технику тогда сверх среднерыночной цены было переплачено более 100 млн руб., так правительство РБ еще и в нарушение федерального закона оказало безвозмездную помощь лизинговой коммерческой фирме РАЛИК, а не сельскохозяйственным товаропроизводителям, как изначально предполагалось.

В результате финансирование Минсельхоз РФ региональных экономически значимых программ в Бурятии было прекращено. Бурятия не получила более 3 млрд руб.

Похожая скандальная история произошла в 2012 году, когда при строительстве корпуса лучевой терапии Республиканского онкологического диспансера правительство Наговицына приобрело у ЗАО «Техно» (Санкт-Петербург) два линейных ускорителя электронных частиц по цене 361 млн рублей каждый. При этом средневзвешенная рыночная цена такой электронной «пушки» Clinac 2300 CD на тот момент составляла от 165-ти до 198 млн руб.

Таким образом, Бурятия зачем-то переплатила за каждую из пушек минимум по 160 млн руб. (в целом – 320 млн руб.), побив рекорд «Бухлёров» трехлетней давности. Кроме того, в ходе строительства корпуса лучевой терапии, возможно, могла быть не выполнена (или выполнена неэффективно) радиационная защита здания. Скорее всего, поэтому дорогостоящее оборудование сегодня простаивает. А финансирование на строительство онкодиспансера с тех пор приостановлено. Как и само строительство.

Но настоящий рекорд переплаты Бурятией за невыполненные услуги, как выяснилось, был установлен при строительстве Физкультурно-спортивного комплекса в Улан-Удэ. В 2016 году в ходе проверки прокуратуры выяснилось следующее.

Республика в лице опять же правительства Бурятии заплатила за его строительство 2,9 млрд руб. Однако документами подтверждено расходование на строительство только 1,3 млрд руб. из федерального бюджета и 500 млн руб. из республиканского бюджета. И непонятно, куда делись 1 млрд 100 млн руб.! Документов же, обосновывающих расходование строителями этой суммы, нет.

В то же время сотрудниками прокуратуры установлено, что 262 млн руб. из тех же подтвержденных 1,8 млрд руб. были израсходованы незаконно, то есть в результате неверного применения повышающих коэффициентов при приемке и оплате за выполненные работы.  Это значит, что дешевые материалы для строительства были приобретены по завышенным ценам, также сильно завышались сметы за работы строителей.

Сестра и мебель

Впрочем, в прессе Бурятии наиболее живо обсуждаются не те недостачи в сотни миллионов или даже в 1 млрд руб., а гораздо менее «финансово наполненные» случаи воровства в администрации главы Бурятии Наговицына. Речь идет даже не о незаконном строительстве «домика Наговицына» (нецелевое использование 61,8 млн руб.), а о так называемом «мебельном деле».

Поразительно, но значительная часть имущества (оборудование, мебель, стройматериалы и т.д.), приобретенного в служебных целях ГКУ «Хозяйственно-транспортный комплекс администрации главы и правительства Бурятии» (ХТК АГП РБ) незаконно списывалась по фиктивным заключениям экспертов, и растаскивалось сотрудниками администрации и даже родственниками главы РБ Наговицына.

Напомним, что Ольга Зайцева, родная сестра Наговицына, приехала в Улан-Удэ в 2008 году из Узбекистана. Здесь она по упрощенной процедуре получила российское гражданство. В августе 2008 года ее с нарушениями законодательства (без специального образования) устроили на работу в Республиканскую службу госстройнадзора на должность главного специалиста отдела по надзору за строительством по г. Улан-Удэ.

С июля 2011 года до отъезда из Улан-Удэ в 2013 году сестра первого лица республики трудилась завархивом в казенном предприятии «Дирекция по строительству и эксплуатации спортивных сооружений», где директором в то время работал Сергей Шабалов, которого называют племянником супруги Наговицына.

Супруга главы РБ Нина Наговицына до 2009 года жила в Томске, а сам глава первые два года жизни в Бурятии жил с сестрой в квартире на ул. Тобольской, 97-9. Эта квартира была приобретена ему за счет средств бюджета республики (7,5 млн руб.) в октябре 2007 года.

В 2009 году был завершен ремонт (цена ремонта 13 млн руб.) первого из загородных домов Наговицына в Сотниково. Глава Бурятии с супругой переехал в этот дом по адресу: п. Сотниково, д. 23. Как раз рядом с тем местом, где через три года в 2012 году появился скандально известный «домик Наговицына» – его второй загородный дом.

А сестра главы осталась жить в его старой квартире, причем на содержании бюджета Бурятии. В 2012 году глава РБ, как говорят, купил Ольге Зайцевой частную квартиру в Улан-Удэ на бул. Карла Маркса, 13, куда она и переехала. Вместе с казенной мебелью, бытовой и оргтехникой, вывезенной из таунхауса на Тобольской. А в 2013 году Зайцева переехала на ПМЖ в город Обнинск Калужской области, где жил ее взрослый сын. Мебель и технику стоимостью более 1,5 млн руб. она перевезла с собой. То есть, фактически сестра Наговицына присвоила это республиканское имущество.  

Как списать казенное имущество

В ходе следствия по уголовному делу о хищении в отношении Александра Сучкова, бывшего директора ХТК АГП РБ, сам главный завхоз в ведомстве Носкова дал показания о том, что и перевоз мебели из казенной квартиры на квартиру Зайцевой списание мебели как «испорченной» было сделано по указанию главы Бурятии.

— Ближе к осени 2012 года меня вызвал к себе Наговицын и сказал, что для обстановки квартиры сестры (на бульваре К. Маркса – ред.) нужна мебель из дома на Тобольской. Он в устной форме дал указание выделить людей, транспорт и помочь сестре вывести мебель. В дальнейшем при проверке прокуратурой республики летом 2013 года возник вопрос об отсутствии мебели. В связи с этим я обратился к Наговицыну, который сказал мне, что мебель, которая числится за ним, была испорчена при эксплуатации и авариях отопительной системы. И предложил списать эту мебель как испорченную. После этого я поручил работникам ХТК рассмотреть вопрос о списании мебели, — сообщил Александр Сучков.

29 декабря 2012 года сотрудниками ХТК, членами комиссии по списанию товарно-материальных ценностей (председатель Николай Сучков, однофамилец Александра Сучкова) был оставлен фиктивный акт № 154 о списании 20 наименований основных средств, утвержденный Александром Сучковым. В качестве приложения к нему был составлен другой акт об утилизации объектов основных средств, по которому перечисленное имущество «было уничтожено».

Фиктивное же экспертное заключение о «непригодности к использованию имущества» было подписано Леонидом Кузнецовым их РОО «Бурятская ассоциация юристов». Эксперт рассказал о том, что с 2012 по 2016 годы занимался тем, что готовил заключения о непригодности имущества без выезда на место и осмотра объектов (не только присвоенного  Зайцевой) по спискам, поступающим из ХТК. То есть, списать таким образом можно любое казенное имущество.

Муиддин и шесть потопов

Характерным было и поведение Ольги Зайцевой. Она дважды пыталась ввести следствие в заблуждение, утверждая, что еще в Улан-Удэ передала мебель своему знакомому из Узбекистана по имени Муиддин, которого она «встретила на Центральном рынке», что это имущество она в Обнинск не вывозила и что у нее «этой мебели и техники нет». Однако в реальности все оказалось совсем не так.

Как выяснилось в ходе обысков в жилище Ольги Зайцевой (по двум адресам в Обнинске), никакой Муиддин из Узбекистана, оказывается, мебель у нее не забирал. Согласно протоколам обысков, вся эта мебель (диван, шкафы, сундук, багеты, тумба, шторы) и техника (ноутбук, процессор, монитор, телефон, телевизор, принтер, обогреватель, принтер, пылесос, стереосистема, СВЧ) первоначальной стоимостью примерно 2 млн. рублей в нормальном состоянии, без следов повреждений и какого-либо воздействия, в том числе, холодной и горячей воды, оказались на квартирах в Обнинске.

Ольга Зайцева призналась, что осенью 2015 года она дала неверные показания следствию, отрицая факт вывоза мебели и техники в Обнинск, и рассказала о том, как перевезла имущество на автомашине из Улан-Удэ. В ходе обысков в феврале 2016 года это имущество было изъято в качестве доказательств.

16 октября 2015 года глава Бурятии Вячеслав Наговицын дал показания, в которых рассказал следствию о том, что его сестра Ольга Зайцева в 2008 году приехала к нему в Улан-Удэ из Узбекистана с одними «носимыми вещами». По его словам, квартиру в таун-хаусе на улице Тобольской они с сестрой освободили одновременно. Он переехал в Сотниково, а сестра — на новую квартиру «в районе улицы Терешковой».

Вячеслав Наговицын показал на допросе, что зимой 2012-2013 годов он видел в новой квартире сестры мебель из их старой квартиры. Причем, уже тогда эта мебель была, якобы, «испорчена». Он рассказал историю о том, что за время его проживания в таун-хаусе на Тобольской, там произошло, якобы, пять или шесть аварий, и что мебель и бытовая техника «подвергались воздействию влаги».

На вопрос о том, зачем сестра перевезла с собой на новую квартиру «испорченную» мебель, Наговицын сказал, что сестра объяснила ему, что это имущество ее «попросил временно разместить» у себя Александр Сучков. И что он, Наговицын, дальнейшей судьбой мебели и техники не интересовался. До тех пор, пока в 2013 году тот же Сучков не сказал ему о том, что «каждый случай порчи мебели или техники должен оформляться с фотографированием». Только тогда Вячеслав Наговицын и «возместил ущерб», выкупив оказавшуюся у сестры мебель и технику за полмиллиона рублей.

Интересно, что недавние показания самого Александра Сучкова, данные им следователю Татьяне Шевцовой в конце июня 2016 года, значительно расходятся с показаниями его бывшего шефа.

Второе уголовное дело, связанное с хищением мебели в администрации главы Бурятии (ст. 160 УК РФ «Присвоение или растрата»), было возбуждено на этот раз на Александра Сучкова уже по результатам февральских 2016 года обысков в Обнинске в жилище Ольги Зайцевой и апрельских обысков в Улан-Удэ. В ходе этих обысков было изъято пропавшее имущество из администрации главы Бурятии и документы, касающиеся махинаций с госимуществом.

 Кстати, по заключениям Забайкальской лаборатории судебной экспертизы все изъятое имущество было вполне пригодным для использования по прямому назначению. На нем него следов химического воздействия, следов ремонта, не было повреждений, характерных для воздействия холодной и горячей воды.

Несли, несут и будут нести

Интересно, что фиктивное списание вполне пригодного казенного имущества с последующим его присвоением — обычное дело в администрации главы Бурятии, руководимой Петром Носковым.

15 апреля 2016 года следователи обнаружили в доме Александра Сучкова набор мебели рабочего кабинета с отделкой из зеленой кожи, — две стенки, стол, 4 стула, 2 тумбы, — которые до 2011 года находились в кабинете тогда еще президента Бурятии Вячеслава Наговицына. По показаниям подчиненных Сучкова, он сначала увез эту мебель к себе домой, а затем в 2013 году заставил их составить и подписать акт о ее списании.  

Сам же Сучков сначала пытался запутать следствие, сообщив, что мебель, якобы, раньше «использовалась в Народном Хурале Бурятии» и в 2007-2008 годах «была списана». Не погнушался он даже казенным пылесосом «Columbus» также изъятым у Сучкова в ходе обыска.

В 2016 году в ходе обысков в административных зданиях администрации главы Бурятии (по адресам: ул. Ранжурова, 8; ул. Ербанова, 7а; ул. Хахалова, 8а; ул. Гагарина, 10; ул. Революции 1905 года, 11а; ул. Ленина, 54; ул. Коммунистическая, 47) следователями СКР по Бурятии и оперативниками УФСБ России по Бурятии изымались мебель, техника, документы по списанию основных средств, передаточные документы из Минимущества Бурятии по мебели из квартиры по улице Тобольской, 97, акты фиктивных экспертных заключений РОО «Бурятская ассоциация юристов» о непригодности имущества за период с 2011-го по 2016-й годы, приказы об инвентаризации и другие документы, свидетельствующие о серьезном размахе незаконного присвоения госимущества в администрации главы Бурятии.

Так, например, начальник отдела снабжения ХТК Татьяна Кабанова показала, что руководитель административно-хозяйственного отдела Амгалан Бадмаев, который готовил многие акты по списанию имущества, «забирал к себе офисную мебель, инструменты, деревообрабатывающий станок». Он же, якобы, распорядился 30-тью новыми стеклопакетами, которые поступили для замены старых.

По словам Кабановой, когда тот же Бадмаев стал курировать столовую в администрации главы Бурятии, вскоре его жена «открыла свою точку общепита». В подобных же грехах (правда, в меньших масштабах) уличены еще несколько подчиненных Петра Носкова.

Таким образом, судя по готовящимся назначениям будущего главы Бурятии Алексея Цыденова, такая практика растаскивания имущества республики вполне себе может продолжиться.

Сергей Басаев

Смотрите также:

6 комментариев

  1. Тамара:

    Все эти истории силовики отработали и ничего не нашли. Сестра оказалась непорядочная — но это же не Наговицын. Если ружье Носкова было в уголовном деле — так не Носков кого-то убил. Что за тухляк опять Басаев накручивает? Все ли родственники Басаева белые и пушистые?

    • Тамаре:

      Ни одной этой истории силовики не отработали до конца. И к любой из них можно вернуться в любой момент.

  2. Тамара:

    Сучков — уголовник, осужден, и вороватые завхозы, так экс-губер-то причем здесь. Будто губер пылесос украл ГГГГ

  3. гость:

    Мутная статья, сто пудов заказная

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.