Пространство неграмотности и дурновкусия

 

Ничего случайного не бывает. Так, новость о новом «призыве» в кадровый резерв министерства культуры РБ, напомнила мне, что, в связи с арестом Кирилла Серебренникова, я хотела поискать информацию о точном количестве людей, работающих в театрах Улан-Удэ. И для этого я и «пошла» на сайт минкульта.

 

«Махайте на меня веером»

На этот ресурс я захожу крайне редко, потому что качество публикуемых тут текстов невыносимо! Очевидно, что министерство совершенно не озабочено культурой письменной речи, тексты не проходят через элементарную корректуру, не редактируются ни стилистически, ни содержательно, и потому переполнены нелепостями и несуразицами, откровенной глупостью, и потрясающей, просто потрясающей, как-то по-особенному беззастенчивой, нагло самодовольной некомпетентностью.

Если перевести это качество сайта минкульта в художественные образы, то это такая акушерка Змеюкина из чеховской «Свадьбы». Помните, изумительную Марецкую в изумительной экранизации – «Махайте на меня веером… Махайте!… Дайте мне поэзии, восторгов!… Дайте мне атмосфЭры!»

Поскольку у нас минкультуры работает под звонким лозунгом «Бурятия – пространство впечатлений», разумеется, что «атмосфэры» на сайте ведомства, хоть отбавляй, но раздел «Учреждения» предназначен все же для получения деловой информации о творческих ресурсах и административном потенциале учреждений. По сути, это их бизнес-страницы, и культура деловых коммуникаций требует контент подобного рода излагать по существу, и, главное, достоверно.

Но, и этой культуры, наряду с отсутствием культуры речи, на сайта минкульта нет. Систематизации, структурности и эстетичности (черт побери, это же все-таки министерство какой-никакой культуры, какого-никакого искусства!) в оформлении текстов нет никакой.

Вот так, например, выглядит контактная информация оперного театра – «670000, Россия, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, улица Ленина, дом 51 Код города: 3012; телефоны для справок: 21-39-13, 21-44-54; Факс: 21-44-54; адрес электронной почты: [email protected]».

А вот театр кукол – «Адрес: 670000, ул. Ленина, 46. Директор: Дашидоржиева Баярма Гуродагбаевна Тел.: (3012) 21-80-37; 21-22-92 Факс: (3012) 21-80-37 Жалцанов Эрдэни Бато-Очирович, художественный руководитель тел.21-80-37».

Как пишут в таких случаях «сохранены авторские орфография и пунктуация».

Нужной мне статистики я, кстати, не нашла, но уже и не до нее стало, поскольку внимание захватили статьи о театрах. Опять же, если оформить впечатления от этих текстов в образный ряд, то это какой-то партхозактив. Причем чуть ли не буквально, потому, что эти тексты написаны людьми, оставшимися далеко в прошлом.

 

«Хроника темных времен»         

Вот окончание статьи об оперном – «В 1979 году после гастролей в Москве и Ленинграде театру было присвоено звание «академического». Почетное звание «академического театра», успех в Москве, Ленинграде, на юге страны в 1979 году стали мощным стимулом дальнейшего роста и совершенствования театра. В 1970-е – 1980-е годы на сцене Бурятского театра выступало немало талантливых мастеров. Их лучшие творческие находки стали вкладом в историю национального музыкально-театрального исполнительства. Это народные артисты СССР, солисты оперы Л.Л. Линховоин, К.И. Базарсадаев, Д.Ц. Дашиев, народные артисты РСФСР С. Раднаев, В. Буруев, Л. Левченко, И. Кузьмина, солисты балета – выдающийся мастер балетного искусства Л. Сахьянова, н.а. РСФСР О. Короткова, А. Павленко, В. Ганженко, Е. Самбуева, Ю. Муруев и др. В настоящее время театр, открывшийся после реконструкции, радует жителей и гостей города. Директор театра – Цыбикдоржиева Аюна Владимировна».

Ну, во-первых, что-то надо было бы сделать с почетным званием академического, чтобы оно, как говорится, два раза не вставало. Во-вторых, предложение о вкладе в историю надо бы поставить уже после всех перечисленных фамилий, дабы эти фамилии имели смысловую связь с талантливыми мастерами, а не с лучшими творческими находками. Но беда в том, что «вы, друзья, как ни садитесь», но месседжа, который несет этот текст, ничем не поправить.

А месседж таков – последний раз творчество в этом театре наблюдалось в 80-х годах прошлого века. Возможно, так проговорилось подсознание автора текста, возможно, искренне убежденного, что после «золотого века» в оперном случился «потоп».

Но, скорее всего, тот, кто писал этот текст: а) не знал, что происходило с театром с 90-х по 2017-й годы; б) не мог обобщить непростую художественную ситуацию этого периода в презентационном тексте; в) не в состоянии осознать так же и сегодняшний день театра.

Это не презентационная статья, это какая-то «хроника темных времен»! Времен, которые завершились светлым настоящим, где театр, по логике текста, радует жителей и гостей города своим… директором! И ведь какой в этой логике зашифрован знак! Прямо как в музыке. Динамичное нагнетание фамилий носителей тогдашней славы — Линховоин-Сахьянова-Базарсадаев-Короткова-Муруев, разрешается многозначительной единичностью только одной фамилии – Цыбикдоржиева, видимо, для пущей значимости утяжеленной полным, по имени-отчеству, величанием. Это вам не какие-то, достойные лишь инициалов, некто В. Буруев или О. Короткова.

 

«Придаток к литературе»

О-о-о, извлекать смыслы из текстов, это всегда очень, очень увлекательно! Вот окончание статьи о ГРДТ:

«Развитие лучших традиций классической литературы отражали постановки пьес А. Островского, М. Горького, Н. Гоголя, А. Толстого, А. Чехова. Неоднократно Русский драматический театр обращался к творчеству бурятских писателей: Н. Балдано, С. Метелицы, В. Митыпова. Сотрудничество с талантливыми авторами И. Калашниковым и С. Лобозеровым позволило заговорить о коллективе, как о театре с самобытным репертуаром. Творческая дружба театра и нашего именитого земляка С. Лобозерова продолжается и сегодня, приобретая новое качество и глубину. В 2009 году коллектив РДТ, возглавляемый директором П.Г. Степановым, получил великолепное новое здание театра, украсившее город и открывающее перспективу дальнейшего развития коллектива в новом столетии. Художественный руководитель театра – С. Левицкий».

Это, повторю, финал статьи, и мы понимаем, что история театра, возглавляемого директором П.Г. Степановым, закончилась в первом десятилетие нового века переездом в новое здание. И все. Судя по статье, более никаких событий в жизни театра не было. И нет. Лишь некто, обозначенный инициалом Эс (без инициала отчества) Левицкий подвизается в должности худрука театра, в котором постановки пьес русских классиков отражали развитие лучших традиций… литературы! Не театра!

То есть, театр, который у нас тут является носителем культурно-исторического кода русского театра, как такового, себя осмысляет только лишь придатком к литературе!

 

«Жизнь закончилась в 2007 году»

Бурдрам. У него, понятно, все эпично. Статья о театре заканчивается так – «С начала третьего тысячелетия и по настоящее время театр пополнил свою копилку наград тремя Государственными премиями Республики Бурятия: за спектакль «Чингис-хан» в 2000 году, за спектакль «С.С.С.Р.» в постановке В. Кондратьева в 2005 году и за спектакль «И на нашей улице будет праздник – 1,2,3» в постановке Т. Бадагаевой в 2007 году. Театр драмы им. Х. Намсараева смело ищет новые формы, экспериментирует в условиях рынка, готов сохранить высокий стиль искусства и по-прежнему остается центром сохранения и развития бурятского языка и национальной драматургии».

Вот тут, конечно, трудно придраться к тому, что, согласно статье, жизнь в театре закончилась в 2007 году. Когда театр измеряет время тысячелетиями, а свою творческую жизнь Госпремиями, и преисполнен стоицизма (дабы не сказать фанатизма) сохранить высокий стиль искусства, хочется просто встать, снять головной убор, и величественно замереть в ожидании пришествия 2017-го года. И не спрашивать, в каком тысячелетии и в условиях какого рынка это случится.

 

Потаенные смыслы

А это окончание статьи о театре кукол.

«В театре работает крепкая профессиональная группа актеров-кукольников. Главный режиссер «Ульгэра», заслуженный деятель искусств. РБ Э. Жалцанов ставит для детей и взрослых поэтичные светлые спектакли, пронизанные образами народного творчества бурят и эвенков. Так в 2000 г. имела большой успех его постановка легенды «Дочь Байкала – Ангара». В 2006 г. его спектакль «Поющая стрела» получил Всероссийскую театральную премию «Золотая маска». В 2008 г. спектакль «Небесный аргамак» (реж. Т. Бадагаева), в 2010 г. спектакль «Под вечным светом Кумалана» (реж. Э. Жалцанов), вновь награждены премией «Золотая маска»».

 

Этот текст только кажется самым бесхитростным, в нем также немало потаенной игры смыслами. Например, в контексте того, что куклы чаще всего делаются из деревянных материалов, слова о том, что группа актеров-кукольников – крепкая… Ну, согласитесь, что текст искрится разными нескучными ассоциациями, от безобидных до циничных. Во-вторых, мелочь, а неприятно – театр получил четыре «Золотые Маски», но так и не выучил, что премия Национальная, а не Всероссийская! Ну и, наконец, здесь тоже, как уверяет нас статья, после 2010 года «все умерли». А что? Очень театральный финал!

 

У времени в плену

 

Итак, попав в раздел «Учреждения» на сайте министерства культуры РБ, мы получаем неизгладимые впечатления от масштабов открывшегося нам Пространства неактуального. Пространства профессиональной неосознанности. Пространства неспособности идентифицировать себя во времени. Пространства неграмотности и дурновкусия.

 

Ведь перед нами не досадное единичное недоразумение, не одна случайно проскочившая статья одного театра! Все статьи образцово-показательно, как по заказу, свидетельствуют, что ни один театр не способен осознать себя как самостоятельный общественно-значимый современный художественный институт! Ведь то, что статьи всех театров говорят только о былых заслугах, говорят о прошлом, это опять-таки не случайность, это знак. Недобрый.

Это знак несоответствия времени.

 

Конечно, этим когнитивным искажением поражена наша республика, население Бурятии в целом, и текст оперного, где творческая жизнь исчерпалась прошлым веком, это, как говорится, оговорочка по Фрейду. Но ведь именно министерство культуры и подведомственные ему учреждения, как никто активно стремятся доказать всем, что они самые продвинутые, они-то в тренде буквально мировых тенденций! И, разумеется, театры работают последние семь лет. И некоторые совершают прорывы, и сайты у всех (не видела только сайт оперного) рабочие и активные, несмотря на то, что «писательских» рук в театрах меньше, чем, например, в пресс-службе минкульта, а иногда просто некому работать, потому, что текучка кадров, это большая проблема.

 

Но еще большая проблема – некомпетентность сотрудников пресс-служб театров, и, главное, несостоятельность руководителей учреждений. Все театры оказались не способны обсказать себя грамотно, культурно, прилично, но ведь ни один руководитель театра (я знаю, о чем говорю!) не способен сформулировать, что требуется от текста, какие задачи текст должен решать, какие цели достичь. Более того, руководители наших театров допускают появление таких статей потому, что не способны осмыслить деятельность театров комплексно — вот о чем «сигналят» эти тексты на сайте минкульта.

 

Конечно, такого искажения самовосприятия не было бы, если бы руководители театров обладали специальным образованием, потому, что комплексному видению, инструментам этого видения, учат. Но, в конце концов, существует ведь и личный культурный бэкграунд, и личный опыт, и способность ощущать время, и потребность совершенствовать себя! Или не существует? Или все всерьез считают, что до них был потоп, а что случится после них, случится потом?!…

 

И так сойдет!

 

У нас в сфере культуры, подведомственной минкульту РБ, сложился удивительный стиль работы – легкомысленный. Все не всерьез, все как бы понарошку, по нашему любимому принципу «и так сойдет!» В нашем «пространстве впечатлений» это инфантильность проявляется в явной непродуманности, недоделанности, и неряшливости всего, касается ли это двух строчек на афише или организации международного фестиваля. И это, повторю, не досадные случайности, происходящие с незначительными деталями. Это порядок вещей! И порядок этот таков не потому, что произошел сбой системы, нет. Системы просто нет. Во всем.

 

Что касается вот этого малого, конкретного, очевидно же, что техническое задание к написанию статей было примерно таким – «ну, напишите уже чо-нибудь!» Именно так. Потому что тексты эти выражают уровень компетентности в понимании таких явлений, как деловая культура и презентационный текст, и эта компетентность именно на уровне «ЧО-нибудь».

 

И этот уровень задает минкульт, ведь он заказчик текстов на свой сайт, ему и формулировать требования к задаче текста, его форме и содержанию (где совершенно необязательно презентационную статью превращать в летопись театра), к стилю и стилистике.

 

Но, во-первых, никто не знает, как формировать ТЗ (техзадание) к тексту, во-вторых, никто, в принципе, не знает, что это надо делать! И в итоге кто-нибудь «чо-нибудь» сбацал, и получившееся «чо-нибудь» как-нибудь закинули на сайт. Именно закинули, в буквальном смысле слова, потому, что функция разместителей информации на сайте минкульта только в этом механическом действии и состоит. Ответственности за оказание компетентной информационной поддержки учреждениям, в виде профессиональной корректуры и редактуры, способной актуализировать и окультурить тексты, минкульт, по всей видимости, не осознает. По всей видимости, репутационные задачи текстов сводятся к одному – чтобы не некролог. Потому, что все остальное у нас, как известно пиар, как бы непотребно он не выглядел.

Недавно случилось познакомиться и пообщаться в скайпе с Денисом Котовым, гендиректором петербургской книжной сети «Буквоед», и на один мой вопрос, он ответил так: «Ответственность за образование и культуру несут не те, кого назначили отвечать, а те, у кого эта ответственность есть». И мы в этом смысле оказываемся в ситуации тотальной профессиональной безответственности.

 

Туяна Будаева

 

 

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.