Сергей Иванов: Имущество «Улан-Удэ Энерго» и «Водоканал» надо возвращать в казну

В последние недели очень бурно обсуждается в городе – в мэрии, в горсовете, в СМИ ситуация с «Улан-Удэ Энерго», также продолжается банкротство АО «Водоканал». О проблемах ресурсоснабжающих компаний столицы Бурятии рассказал в интервью «Байкал-Daily» депутат горсовета Улан-Удэ и лидер партии «РОСТ» по Бурятии Сергей Иванов. 

 — Что происходит с компанией, по вашему мнению? 

— Ситуация с «Улан-Удэ Энерго» на сегодняшний день достаточно критическая. Существуют огромные суммы задолженности перед МРСК Сибири. По предварительным оценкам, 1 миллиард 600 миллионов рублей. Это, скорее всего, пока претензии со стороны МРСК Сибири и судом ещё на сегодняшний день эта вся сумма не подтверждена. Но если «Улан-Удэ Энерго» говорит, что они должны 1,6 миллиарда, значит, они готовятся проиграть в судах эту сумму. В первый раз я сталкиваюсь лично с тем, что предприятие говорит, что они должны, хотя в судах этой суммы нет. 

При этом они утверждают что, в свою очередь, 1,2 миллиарда им должно «Читаэнергосбыт». Сбытовики утверждают, что ничего подобного, речь о таких суммах идти не может, и если они проигрывают в судах у них автоматически всё снимается. И в общем-то я склонен поддерживать позицию «Читаэнегросбыт», потому что деньги на счетах у них всегда есть. Если они кому-то проиграли, то при вступлении решения в законную силу автоматически возникает исполнительное производство и деньги с их счетов снимаются. 

— Но тем не менее мэрия и горсовет живет с твёрдым убеждением, что дела там плохи. Чем это всё может закончиться? 

— Дела плохи по наблюдениям и по анализу, который можно провести. Лично у меня складывается ощущение, что происходит искусственное наращивание задолженности. И администрация города при этом занимает инфантильную позицию. Была договоренность о передаче контрольного пакета акций «Улан-Удэ Энерго» в мае 2017 года. Озвучивалось, как свершившийся факт. Этого не произошло. Таким образом, в любой момент «Улан-Удэ Энерго» могут начать банкротить кредиторы. Основной кредитор – это МРСК Сибири. Имущество, находящееся в собственности «Улан-Удэ Энерго», уйдёт в конкурсное производство, оттуда по долгам перейдёт через определённое время в МРСК Сибири. 

— Таким образом, город остаётся ни с чем? 

— Город остаётся ни с чем. 

— Что на это говорят депутаты горсовета? 

— Там вообще странная ситуация. Существует целая череда судебных исков проигранных комитетом по управлению имуществом города в пользу «Улан-Удэ Энерго». Целых 20 судов. При этом существует странный факт: нынешний начальник юридического отдела «Улан-Удэ Энерго» на момент создания «Улан-Удэ Энерго» работала в юридическом отделе КУИ и непосредственно готовила эту сделку. Далее: многие юристы, которые работали в КУИ, плавно перешли в «Улан-Удэ Энерго». Депутат горсовета Калашников прямо задавал представителю энергокомпании Горюновой Марии Леонидовне этот вопрос и спрашивал — «Как вы думаете, коррупция это или нет?» Председатель КУИ Анастасия Андреевна Кузовлева на момент создания «Улан-Удэ Энерго» возглавляла юридический отдел КУИ. И, получается, на сегодняшний день абсолютно «свои люди» с обеих сторон. Анализ судебных процессов показывает, что, скорее всего, разыгрывается спектакль. Потому что вытаскиваются разные второстепенные иски, которые должны сделать невозможным возврат имущества в город. Но при этом основные доводы в судах не затрагиваются. 

— Какие доводы? 

— Там достаточно большое количество доводов. Первое — суд уже установил, что существует понятие «сложной вещи», и подстанцию и оборудование делить нельзя. Это судом установлено. Второй факт- имущество МУП ГЭС изымать просто так было нельзя. Потому что нужны веские основания для изъятия из хозведения МУП имущества. А тогда имущество было изъято без всяких объяснений. Третий факт – акт передачи имущества из МУП ГЭС в муниципальную казну был подписан 14 ноября 2008 года Благодатским, который на тот момент вообще не кем не являлся. Он стал директором МУП ГЭС 1 декабря, акт подписало лицо не уполномоченное. Этих фактов вполне достаточно, чтобы признать сделку ничтожной. 

— Таким образом вернуть весь энергетический комплекс в казну города? 

— Да. Ещё один довод, на который никто, к сожалению, не хочет обращать внимание – с самого момента создания комитет по управлению имуществом города является нелегитимным. Он не является органом местного самоуправления, и не имеет права распоряжаться имуществом. Имуществом города может распоряжаться только горсовет. А оно передано «Улан-Удэ Энерго» распоряжением КУИ. 

— Но разве КУИ это не часть муниципальной власти? 

— Это структурное подразделение администрации. Это не орган местного самоуправления, это разные понятия, а распоряжаться имуществом может только орган местного самоуправления. Ещё один фактор – если они не являются органом местного самоуправления, то действовать в судах они могут только по доверенности. Без доверенности могут действовать в городе всего два лица — мэр города и руководитель администрации города. Все остальные должны действовать на основании этого документа. 

— МУП ГЭС – это давняя история, срок давности не истёк? 

— По муниципальному имуществу, насколько я знаю, срока давности не существует. Администрация может на сегодняшний день может просто отменить то распоряжение КУИ и по факту вернуть имущество в казну. Та же самая ситуация касается имущества «Водоканала». 

— Там ситуация тоже удручающая? 

— Там уже конкурсное производство в отношении АО «Водоканал». Имущество выставлено на торги. Отменив распоряжение о создании ОАО «Водоканал», которому было передано имущество городское, можно вернуть имущество. Вместо этого мэрия собирается просить где-то деньги, чтобы выкупить обратно имущество «Водоканала» на банкротных торгах. А зачем, если существуют иные юридические возможности? Без судов вернуть это имущество. 

— Если всё-таки мэрия Улан-Удэ не пойдёт по пути, который предлагают не только вы но и часть других депутатов горсовета, что будет с «Водоканалом»? Возможно ли, что при банкротстве и торгах зайдёт кто-то третий в виде инвестора, и мы получим ещё одну БКС? 

— Абсолютно на 100 процентов возможная ситуация. Реальная ситуация, что появится внешний игрок из-за пределов республики, который за бесценок по мере обесценивания торгов, купит имущество сетей «Водоканала» и начнёт диктовать свои условия городу. В свою очередь, имущество «Улан-Удэ Энерго» тоже через конкурсную массу уйдёт в МРСК Сибири. Везде будет диктат. При этом мы потеряем возможность контролировать ситуацию вообще с ресурсоснабжающими организациями не будем иметь никакой возможности влиять на их деятельность,- влиять на ремонтные программы и влиять на тарифы. Если сохранится система формирования тарифов по схеме экономически обоснованной тарифы, которая включает в себя затраты плюс прибыль, то затраты они будут искусственно поднимать. Мы будем иметь максимальный рост тарифов. 

— Оптимальный вариант – это всё-таки должна быть муниципальная собственность? Какая экономическая модель ресурсоснабжающих компаний в Улан-Удэ, на ваш взгляд? 

— Есть только одна экономическая модель.. Возвращать имущество в казну, потом временно передавать либо в МУП, либо в управление какой-либо специализированной организации. Далее проводить конкурс и создавать акционерное общество. И сразу же находить реального инвестора, а не инвестора, который может наполнить карманы только конкретных лиц, а потом всех остальных кормить пустыми обещаниями. И уходить либо на договор концессии либо привлекать инвестиции. 

— Но в любом случае модель «25 процентов плюс 1» у города, как это сейчас в «Улан-Удэ Энерго» — это порочная система? 

— Это порочная система, город должен иметь как минимум контрольный пакет акций. 

— Что касается экономики в городе, в частности, бюджета… Насколько ситуация там критична, как вы оцениваете финансовую ситуацию в Улан-Удэ? 

— Самое печальное заключается в том, что ничего не происходит. Город отмалчивается по замечаниям, которые вносятся отдельными депутатами по поводу бюджета и никаких действий не предпринимается. За бюджет депутаты не бьются, с города ничего не спрашивают. 

Депутатам дали по 2 миллиона по программе выполнения наказов избирателей и программе развития отдалённых микрорайонов — об этом и спорят. А бюджет города составляет 6,7 миллиарда рублей. На эти деньги им просто подсовывают готовые решения за которые надо проголосовать, и они голосуют. 

Собственных доходов чуть больше 3 миллиардов. 3,5 миллиарда рублей – это субсидии субвенции из федерального республиканского бюджета которые идут целевым назначением по отраслям. Это образование, культура и другие статьи. При этом на доходную часть бюджета администрация внимания не обращает. Мэрией озвучивалось, что нам надо для нормального существования 12 миллиардов рублей, у нас на сегодняшний день 6,7 миллиардов. Уровень закредитованности и долгов бюджета подходит уже к 90%. Уже в прошлом году говорили, что город стоит на пороге потери платежеспособности. Вот и вся история про бюджет города. 

Источник: Байкал Дейли

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.