«Пробелы» Бурятского кино

Известный поэт, публицист и кинорежиссер Есугей Сындуев поведал том, каким могло быть современное кино Бурятии.

    
БУРЯАД ТЕАТР анонсировал, что 9 июня в его зале состоится показ художественного фильма «ПЕРВЫЙ НУКЕР ЧИНГИСХАНА». Рекламные баннеры об этом размещены над входом в театр и на театральной тумбе перед ним. Информация на этих баннерах о создателях первого бурятского художественного фильма представляет собой сплошной пробел и ограничена лишь указанием исполнителя главной роли. И этот пробел, на мой взгляд, не совсем правилен. То есть, совсем неправилен! Ибо пробелы, недоговорки и умолчания зачастую бывают хуже прямой и откровенной лжи.

Значит, надо восполнить этот пробел. И не только! Но и рассказать — откуда есть пошло бурятское кино. А кино у нас ещё достаточно молодое, и зарождение его совпало с началом третьего тысячелетия. Да, во втором тысячелетии были фильмы и на бурятские темы, и снимавшиеся на территории республики, и с участием наших земляков — режиссёров и операторов. Можно здесь вспомнить Валерия Инкижинова, Александра Итыгилова, Бараса Халзанова, Арью Дашиева, Василия Соколова. Но их фильмы были всё же фильмами небурятскими, и к Бурятии они имели отношение весьма опосредованное. 

А первой попыткой создания собственно бурятского кино в 2002-2003 годах явились «ЧЁРНЫЕ ВСАДНИКИ» по сценарию Булата Гаврилова. К слову, лауреата Госпремии Бурятии за сценарий спектакля «ЧИНГИСХАН». К сожалению, «ЧЁРНЫМ ВСАДНИКАМ» так и не удалось неудержимым галопам вынестись на экраны республики. Нечистоплотная возня вокруг финансирования фильма стала причиной остановки кинопроекта, а самого Булата поломала и морально, и физически. Ему, задававшему слишком много вопросов, проломили голову, увезли на стеклозаводское кладбище и бросили возле одной из ям. Закопать, как я думаю, не успели – видимо, кто-то спугнул. 
В то время я работал над повестью «БРОСОК ЧЕРЕЗ БЕДРО» о бурятских омоновцах, попавших в окружение боевиков и спасённых от верной гибели готовностью их командира к самопожертвованию. В работе этой мне очень помогал замминистра МВД Бурятии Вячеслав Мархаев, прототип главного героя повести. Он много рассказывал о чеченских командировках, обеспечил компьютером на базе ОМОНа — своего у меня не было. Он же устроил мне аудиенцию с министром МВД Цукруком, живо откликнувшимся на мою задумку и распорядившимся снабжать меня необходимыми архивными материалами для работы над повестью и, вообще, всемерно поддерживать. 
Я был тогда далёк от мыслей о кинематографе. Но однажды меня познакомили с кинооператором Василием Соколовым, приглашённым в кинопроект «ЧЁРНЫЕ ВСАДНИКИ» из Кыргызстана. Это знакомство сыграло важную роль в дальнейшей судьбе зарождающегося бурятского кинематографа.
Летом 2003 года «ЧЁРНЫЕ ВСАДНИКИ» были окончательно закрыты, а их автор лежал в больнице с проломленной головой. В мастерской Чингиса Шонхорова мы с ним и Василием Соколовым часто говорили о неудачном начале бурятского кино. Говорили также о повести «БРОСОК ЧЕРЕЗ БЕДРО». Они вдвоём, особенно Василий Сергеевич, убеждали меня переформатировать повесть в киносценарий, чтобы снять по нему фильм. Соколов так ярко описывал то, как он видит на экране тот или иной его эпизод, что не на шутку зажёг меня этим. И я засел за переработку повести в киносценарий, получивший название «РАССЕЧЁННАЯ ПАЙЦЗА».
Снять полномасштабный военный фильм без федеральной поддержки – дело немыслимое. В Федеральном агентстве по кинематографии была и, надеюсь, осталась Программа поддержки национальных фильмов, по которой 70% бюджета будущего фильма осуществлялось Федеральным агентством по кинематографии, при условии прохождения конкурса сценариев и гарантий наполнения остальных 30% из региональных и местных бюджетов или внебюджетным финансированием. 
 Обязательным условием подачи Заявки на федеральную поддержку являлось наличие организации кинематографии. Мы долго подбирали название будущей студии. Василий Соколов предлагал одно, я другое, но Чингис Шонхоров настоял на варианте «ХУННУ ФИЛЬМ».
Кино – это искусство синтетическое, сплав искусств разных жанров. В Начале было Слово – непреложная истина. Так и в основе любого фильма лежит сценарий – искусство литературное. Режиссура и игра актёров – это искусство театральное. Кино не обходится без декораций, костюмов, реквизита – то есть, без художника. И, конечно, кино немыслимо без музыки. Поэтому учредителями «ХУННУ ФИЛЬМА» выступили: Есугей Сындуев – от литераторов, Эрдэни Жалцанов – от театралов, Чингис Шонхоров – от художников, Виктор Усович – от композиторов.
К моменту создания «ХУННУ ФИЛЬМА» Василий Сергеевич Соколов уже уехал в Бишкек, где, к великому несчастью, скончался. Но «ХУННУ ФИЛЬМ», к которому он имел самое прямое и непосредственное отношение, готовился к подаче Заявки на федеральную поддержку кинопроекта «РАССЕЧЁННАЯ ПАЙЦЗА».
Камнем преткновения для получения федеральной поддержки могло стать отсутствие гарантий частичного финансирования будущего фильма из республиканского и местного бюджетов. И здесь опять решающую роль сыграл Вячеслав Мархаев. Его стараниями я был принят и внимательно выслушан президентом Бурятии Леонидом Потаповым и мэром Улан-Удэ Геннадием Айдаевым. В результате, гарантии наполнения 30% сметы фильма республиканским и городским бюджетами, в случае его федеральной поддержки, были получены и вложены в пакет необходимых для Заявки документов. 
Кашу маслом не испортишь, гласит народная мудрость. И наша Заявка на федеральную поддержку «РАССЕЧЁННОЙ ПАЙЦЗЫ», опять же стараниями Вячеслава Мархаева, была подкреплена письменными ходатайствами неоспоримых авторитетов в вопросах Северного Кавказа –советником Президента РФ по Югу России чеченским генералом Ахметом Аслахановым и ныне главой Республики Дагестан Рамазаном Абдулатиповым.
Поддержка нашего кинопроекта президентом Чечни Ахмад-хаджи Кыдыровым могла быть победной точкой в вопросе финансирования фильма о буряте и чеченце, волей судьбы ставших командирами противоборствующих отрядов, чьё побратимское братство оказалось сильнее и выше реалий военного противостояния. 
В контакте с Чеченским Постпредством в Москве решающую роль сыграл легендарный борец-вольник, друг Вячеслава Мархаева, ставший и моим другом, прототип второго главного героя «РАССЕЧЁННОЙ ПАЙЦЗЫ», четырежды чемпион мира, дважды чемпион Европы Салман Хасимиков.
Постпредство Чечни в здании Совета Федерации на Новом Арбате занимало половину этажа, и работало там не менее ста человек. Первая реакция этих людей на то, что я предлагаю к реализации киносценарий о позитивной роли бурятского ОМОНа в Чечне, мало отличалась от реакции быка на красную тряпку. Даже девушки-чеченки, не говоря уж о парнях, буквально ощетинивались, как волчицы, прожигая меня неистово горящими глазами – так на них действовало слово «ОМОН». Ни о каком взаимопонимании не могло идти и речи. Но я ведь пришёл с самим Салманом Хасимиковым! Поэтому письмо на имя Ахмад-хаджи Кадырова у меня было принято и зарегистрировано. И я регулярно заходил в Чеченское Постпредство и интересовался его судьбой, чувствуя на себе насквозь прожигающие ненавидящие взгляды. 
 И вдруг, в какой-то момент, всё изменилось! Мне позвонили и пригласили в Чеченское Постпредство. Рукопожатия, объятия, дружеские похлопывания по плечу чеченцев, лучезарные, приветливые глаза и улыбки чеченок – что за метаморфоза, поразился я! Мне предлагают чай, кофе, мягкое кресло, секретарша метнулась в кабинет Постпреда Магомадова. Тот встаёт навстречу из-за стола, приветствует, как желанного дорогого гостя. Мы, говорит, навели справки о бурятском ОМОНе – как он себя показал в Чечне. Брат мой бурят, говорит, конечно же, письмо твоё Ахмад-хаджи Кадырову с сопроводительной запиской будет представлено и, конечно же, решение его будет положительным. Если бы все федералы были такими, как буряты, войны бы никакой не было, говорит. Было это в начале апреля 2004 года.
Ах, если бы мне не позвонил в том апреле Сергей Бодров-старший! Тогда встреча с Ахмад-хаджи Кадыровым могла бы состояться, вопрос о финансировании «РАССЕЧЁННОЙ ПАЙЦЗЫ» мог быть решён, фильм бы вышел на экраны страны, и всё в бурятском кинематографе, и не только, могло бы пойти иначе! Но история не терпит сослагательного наклонения. 
Сергей Бодров проводил подготовку к созданию фильма «МОНГОЛ». И совершенно справедливо полагал, что без российских монголов фильм о Чингисхане снимать бессмысленно. Поэтому он прислал мне сценарий, куда я, в меру своих скромных возможностей, внёс ряд изменений. Договорившись с Константином Ханхалаевым, я пригласил в его галерею Сергея Бодрова и познакомил с Даши Намдаковым. Бодров приехал к Ханхалаеву с Гукой – Гульшат Омаровой – чей фильм «ШИЗА» в том году участвовал в Каннском кинофестивале. Они были в восторге от работ Даши Намдакова, и в результате тот стал главным художником «МОНГОЛА». Опираясь на представленные Чингисом Шонхоровым эскизы, подготовленные для «ЧЁРНЫХ ВСАДНИКОВ», Даши буквально за шиворот вытащил бодровский фильм, в плане визуальном. Тогда же, по просьбе Бодрова и его продюсера Сергея Сельянова, я уехал в Бурятию с группой его сотрудников, и мы проводили кастинги среди подростков, пытаясь отыскать маленького Тэмуджина. Кастинги начали в Бурятском лицее-интернате, затем объехали весь Кижингинский и весь Джидинский районы, где мобильники практически не ловили. Когда вернулись в Улан-Удэ, мне позвонили из Чеченского Постпредства, сказав, что многократно и безуспешно пытались дозвониться до меня, что за это время я уже несколько раз мог бы встретиться с Ахмад-хаджи Кадыровым, и что теперь встреча может состояться 9 мая в Чеченском Постпредстве на Новом Арбате.
Вылетел я из Улан-Удэ 8 мая. А утром 9 мая 2004 года произошла трагедия — на грозненском стадионе произошёл террористический взрыв. Ахмад-хаджи Кадыров погиб. 
Всё, что связано с Чечнёй и до этой-то трагедии воспринималось неоднозначно, а после того взрыва и вообще стало темой запретной. Заявка наша в Федеральном агентстве по кинематографии плотно легла под сукно. Я ещё долго и упорно пытался продвинуть её, но — увы!
Всё ещё не теряя надежды приступить к съёмкам «РАССЕЧЁННОЙ ПАЙЦЗЫ», мы с Чингисом Шонхоровым, прихватив с собой одну из его картин в качестве подарка, поехали в посёлок Агинское, чтобы встретиться с Баяром Жамсуевым. Надежда наша подогревалась желанием Баяра Баясхалановича поддержать фильм о бурятском ОМОНе, высказанном им пару месяцев назад. Хотя он и сетовал, что деньги, выделенные им на «ЧЁРНЫХ ВСАДНИКОВ» бессовестно разворованы.
В Администрации Агинского округа в тот день проходила переаттестация госслужащих. Подозреваю, что уровень чиновничий был неблестящим, потому что Жамсуев был мрачнее тучи. Злой на всех, он с порога развернул нас с Чингисом восвояси. Как в бурятской пословице – из телеги выпрягся бык, а плетьми был отхлёстан скакун.
В ожидании поезда, бродя по Чите почти полдня, мы с Чингисом усиленно перебирали варианты возможного продвижения кинопроекта, захватившего нас с головой. Вернее, думал, предлагал и обсуждал варианты Чингис. А я был смят, сплющен, раздавлен крахом последней надежды.
Не унывай, хрипло гудел Чингис, если не удалось с ходу взять вершину, нужно подниматься к ней постепенно, выстраивая ступень за ступенью. Москва отказала, Жамсуев нас выпнул, и Потапов тоже не поможет. Да и хрен с ними! Нужен такой сценарий, чтобы минимум затрат, два-три актёра, лошади да юрта в степи. На такой фильм бюджет отыскать проще. Два-три таких фильма, и народ поверит, что кино снимать можно. Подтянется молодёжь талантливая, кинооборудование скопится, общественное мнение сложится, мускулы кинематографические Бурятия поднакачает. А там и до «РАССЕЧЁННОЙ ПАЙЦЗЫ» очередь дойдёт. 
О, ворчливый, придирчивый, но бесконечно мудрый Чингис Бадмаевич! И тут я вспомнил о рассказе моего сокурсника по Литинституту Алексея Гатапова «ПЕРВЫЙ НУКЕР ЧИНГИСХАНА». Чингис Шонхоров сразу же и безоговорочно одобрил этот выбор. 
По приезду домой, я переговорил с Алексеем, получил его разрешение на использование рассказа, мы подписали Договор, и вскоре сценарий «ПЕРВЫЙ НУКЕР ЧИНГИСХАНА» был мною написан.
С готовым сценарием, мы с Чингисом, пригласив с собой Эрдэни Жалцанова, приехали к Вячеславу Мархаеву. Тот собрал земляков-бизнесменов – благо, было это в день тайлгана – и убедил их помочь съёмкам фильма финансово. Так в проекте оказались Пётр Шаблин, Юрий Тармаев, Матвей Баданов, а с ними появились и деньги. Появилась возможность формирования киногруппы. Многое, созданное Чингисом Шонхоровым для «ЧЁРНЫХ ВСАДНИКОВ», было использовано в «ПЕРВОМ НУКЕРЕ ЧИНГИСХАНА». Ценным сотрудником была костюмер Лена Демидова. Знавшая ещё по Москве все перипетии кинопроекта Светлана Марказова стала и администратором, и секретарём, и завхозом. Было закуплено киносъёмочное оборудование, проведены кастинги, определены места съёмок. В память о Василии Сергеевиче Соколове, из Кыргызстана был приглашён его сын Александр. Вместе с ним приехал кинооператор Михаил Петров. Подготовительный период подходил к концу. И чем ближе было начало съёмочного периода, тем большую неуверенность высказывал Эрдэни Жалцанов, он всё опасался, что не справится с функциями кинорежиссёра. И тогда, по его просьбе, я пригласил ему в помощь Саяна Жамбалова, отдыхавшего в то время на Алханае. 
 Так мало-помалу были созданы условия для съёмок первого бурятского фильма, и осенью 2005 года фильм «ПЕРВЫЙ НУКЕР ЧИНГИСХАНА» был презентован в кинозале Сагаан Морин. Кинолента заканчивается титрами о том, что фильм посвящён Кавалеру Ордена Мужества, полковнику милиции Мархаеву Вячеславу Михайловичу. И это очень правильно! Ведь только благодаря этому достойнейшему сыну земли бурятской, в республике зародился и успешно развивается кинематограф. Заявляю это ответственно, как человек, своими ногами протаптывавший тропку в заснеженной бурятской киноцелине. 
 Теперь, когда стоит вопрос о выборе Главы Бурятии, можно с абсолютной уверенностью говорить, что, по сравнению с другими кандидатами, только Вячеслав Михайлович Мархаев способен вдохнуть в республику новые силы, взбодрить её, вытащить из пропасти упадка и стагнации. Только он, а не алчущие высшего поста республики пигмеи, способен вести равный диалог с федеральным центром, с целью возвращения в лоно республики богатейших её недр, чтобы служили они народу Республики Бурятия, наполняли её бюджет, а не бездонные карманы олигархов.

 

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.