Памяти мастера буддийского искусства Бурятии

Скульптор и архитектор Санжи-Цыбик Цыбиков_фото daily03.ru

27 апреля в музее истории Бурятии им. М.Н. Хангалова (Национальный музей РБ) открылась выставка «Суута багшын соло. Гимн великому учителю» к 140-летию выдающегося ламы-философа Янгажинского дацана, скульптора и архитектора Санжи-Цыбик Цыбикова (1877 — 1934) и его школы буддийской скульптуры. 

В экспозиции представлена полная коллекция работ самого мастера и учеников его школы. Впервые экспонируются документы, фотографии, проекты сумэ, дуганов Янгажинского дацана конца XIX – начала ХХ веков.          

«Дацанское искусство»      

В советское время в Бурятии «дацанское искусство» было закрытой темой. Большая часть дацанов была уничтожена, а вместе с ними и произведения буддийского искусства. Многие предметы культа были вывезены за пределы Бурятии, часть утрачена. Буддийская коллекция музея собрана из разрушенных дацанов в 30-е годы ХХ века. Основная часть буддийских скульптур вывезена из Янгажинского дацана.

Впервые буддийские произведения искусства из Бурятии экспонировались в Москве в 1970 году на выставке «Буддийское искусство Бурятии ХVIII – начала ХХ вв.». Затем выставка открылась в Улан-Удэ, после этого началось изучение буддийских коллекций, научная атрибуция предметов. Музейными сотрудниками – хранителями Ж.Ж. Жабоном и Н.Б. Бадлаевой была собрана информация о бурятских мастерах.

В 1963 году была опубликована совместная статья знатока-краеведа Г.Л. Ленхобоева и буддолога К.М. Герасимовой «Материалы о народных умельцах Оронгоя». В статье впервые упоминается имя скульптора, архитектора, руководителя строительными работами ламы Янгажинского дацана Санжи-Цыбик Цыбикова.

Расцвет бурятского культового искусства приходится на конец XIX – начало ХХ вв. Образцами этого блестящего периода бурятской иконографической культуры являются скульптурные произведения  «Уран дархана» С-Ц. Цыбикова и его учеников. Лама -философ по образованию, художник Cанжи-Цыбик Цыбиков прожил недолгую, но яркую жизнь.

Магическое действие

С-Ц. Цыбиков был родом из улуса Очир-Булаг, что недалеко от села Верхняя Иволга. Был хувараком Янгажинского дацана, где завершил учебу в цаннит-дацане (философский факультет), получил звание гэбши, а затем габжа, то есть был философом, имел самое высокое звание, которое можно было получить в бурятских дацанах.

Затем он стал заниматься художественной резьбой, скульптурой и строительным делом. Вокруг себя собрал народных умельцев, мастеровых, которые впоследствии  составили его знаменитую школу. 

В общее дацанское обучение входили занятия по теории искусств, иконографии, канонам, поэтому мастер разбирался в канонах буддийского искусства, сам мог произвести расчеты и прочертить схемы изображения тех или иных божеств. Он знал модули – меры, основывающиеся на размерах ладоней и пальцев (ангулах), и, главное, обучал этому своих учеников. 

Выполнять изображения божеств являлось магическим действом. Без духовного посвящения его нельзя было выполнить, надо было иметь как бы «допуск» к изображению священных образов. Иконописью и скульптурой могли заниматься только люди из ламского сословия, посвященные в особый ритуал.

Многие художники пользовались готовыми руководствами, так называемыми «тик», на тибетском языке – тик-за-чан-дел, а на монгольском – tigei nom, с точными расчетами и схемами изображения разных классов божеств (системы аштатала, даштатала), восходящие к древнеиндийским трактатам по иконометрии, а также к традициям Калачакра- и Самвара-тантры. Кроме этого, существовали готовые трафареты-образцы, прориси божеств. Не все мастера владели тибетским языком, да и сложно было разобраться в чертежных схемах и расчетах. Поэтому большая часть народных мастеров копировали готовые образцы под руководством опытных лам-зурашинов. Работы, не отвечающие требованиям канона, уничтожались, так как предполагалось, что они могут навредить не только художнику и заказчику, но и всему дацанскому приходу. 

 Главными помощниками-скульпторами выдающегося мастера были Гарма Ленхобоев, братья Даши и Мунко Санжиевы, Жимба Жамбаин, Даба Жамсаранов и др. Всего в школе насчитывалось около 30-ти мастеров. В полном составе школа собиралась во время выполнения большого заказа или сооружения монументальных  скульптур.

 C-Ц. Цыбиков был человеком высокого роста, аскетического вида, по характеру спокойным и сдержанным, немногословным, неприхотливым в быту, но очень требовательным  в творчестве. Современники отмечали его душевную щедрость, доброту, уважительное отношение к людям. В семье племянницы Норбо Гармаевны Энкеевой сохранилась его единственная фотография, где он сидит с ламами и прихожанами Янгажинского дацана. 

Творения мастера 

Главным творением мастера можно считать скульптурный ансамбль Янгажинского дацана конца ХIХ – начала ХХ века. Этот дацан считается уникальным, так как весь монастырский комплекс с девятью храмами-дуганами, с интерьерами и внешним декором, скульптурными и живописными произведениями был построен и оформлен мастерами янгажинского прихода, в народе известными как «оронгойские», по названию местности. 

Наиболее известной из скульптурных работ мастера и почти легендарной считается колоссальная статуя Будды Грядущего Майдари. Для изготовления этой статуи из кедрового урочища близ Иволги везли деревья на 20-ти подводах.         

Буддийские скульптуры внутри изготавливали полыми, чтобы потом заполнить эту пустоту, превратить статую в магическую реальность. Поклоняясь божеству, верующий видел не только внешнюю оболочку, но и внутреннюю культовую суть. Множество ритуальных текстов, даров, шелковых шарфов-хадаков, зерен, благовонных трав, полудрагоценных камней было вложено внутрь скульптуры Майдари. Статуя была раскрашена минеральными красками, позолочена, затем была освящена и превратилась в святыню всего прихода, в воплощение Будды Грядущего. Верующие, обращаясь к нему, вступали в прямой контакт с божеством и могли просить его о покровительстве и помощи. Сохранилась фотография этого монумента, имевшего 16-метровую высоту и стоявшего в специальном храме – Майдарин сумэ. Голова Майдари находилась на уровне 3-го этажа этого сумэ. Религия и философия позволили буддийским художникам создать образ, полный необычайной одухотворенности и жизненной силы. 

Восстановление утраченного 

За свою недолгую  жизнь мастер успел сделать многое, его творческая активность была феноменальной. Он работал не только для Янгажинского дацана, но и для Хамбын Хурэ (Тамчинского, или Гусиноозерского дацана), по заказу которого он создал великолепную композицию Деважина (Западный рай – «чистую землю» Будды Амитабхи).   

Время пощадило один из уникальных скульптурных комплексов – объемную мандалу Дхьяни-Будды Сарвавид (Всеведущего) Вайрочаны (санскр.), или Гунриг (бур.), выполненную в дереве мастерами во главе с С-Ц. Цыбиковым для сумэ Гунриг  Янгажинского дацана. Мандала Будды Вайрочаны считается одной из древнейших  мандал индийского происхождения и относится к классу йога-тантр. Известно, что обитель  этого божества – страна Акаништха (санскр.) считается высшей и наиболее совершенной из миров. О значимости и популярности этого культа в бурятском буддизме говорит то, что в 23 дацанах дореволюционной Бурятии имелись сумэ Гунриг. Прижизненное поклонение божествам мандалы дает спасение душе умершего от плохих перерождений, может изменить неблагоприятную карму и дать возможность перерождения в райских «чистых землях» в разных сторонах космического пространства.

В музей-комплекс мандалы Гунриг попал в неполном составе, из 37 фигурок сохранилось 35, сильно поврежденных, с утратами фрагментов, атрибутов. Сохранилась танка Янгажинского дацана «Мистический цикл 37 божеств мандалы Гунриг», что указывает на распространенность этого ритуала в дацанах. К нему имелись специальные тексты ритуалов – сокшоды.

В начале 80-х годов ХХ века фигуры мандалы были отреставрированы реставратором из Государственного Эрмитажа (г. Ленинград)  М.Н. Лебель. Комплекс атрибутирован при  консультации Хамбо-ламы Ж. Эрдынеева, созданы фотоальбом и макет реконструкции этого памятника, тибетологом Д. Дашиевым был сделан перевод обрядовой тантры Сарвавид татхагаты из тибетских текстов.

В 1998 году  в Музее истории Бурятии им. М.Н. Хангалова открылась выставка «Буддийское искусство», где впервые в большом количестве стали экспонироваться авторские работы С-Ц. Цыбикова  и учеников его школы. Почти полностью был выставлен комплекс мандалы Гунриг, затем триада  Будд долголетия: Белая Тара, Аюша и Зугдэр Намжилма, фигура грозного защитника веры Жамсарана с редким иконографическим изображением его горной обители – Жамсаранай  орон. 

Триада Будд долголетия является не только единым  иконографическим комплексом, но единым и по стилю исполнения, и по той духовной наполненности и силе, которая объединяет эти фигуры в общий ансамбль. Особое внимание привлекает образ Будды Аюши (Амитаюс – санскр.), выполненный по самым высоким требованиям иконографических канонов, представляющий высший эталон мастерства художника. По силе художественного обобщения, по технике и пластике изображения красоты именно мужского божества, по выразительности черт лица узнается особый стиль художника-философа.

По воспоминаниям современников, в центральном храме дацана находилась посмертная скульптура ширээтэ (настоятеля) дацана Лубсан-Ниндага Банзаракцаева, который с 1880-го по 1902 годы возглавлял дацан и внес неоценимый вклад в его развитие. Его называли «Бурхан-лама» и очень уважали. Скульптура была выполнена С-Ц. Цыбиковым. 

Особо почитаемыми в северном буддизме были образы учителей – знатоков и распространителей  Учения. Наиболее чтимым из них был образ Чже Цзонхавы (1357 — 1419), великого религиозного деятеля буддизма Тибета, создавшего школу «Ге-луг-па» («идущие по пути добродетели»). Культы самого Цзонхавы и триады «Цзонхава с учениками Жалсап-чже и Хайдап-чже» были широко распространенны в Бурятии. 

В музейной коллекции из Янгажинского дацана имеется несколько образов Цзонхавы и группы «Цзонхава с учениками». Наиболее ранней работой С-Ц. Цыбикова считается скульптурный портрет Цзонхавы из дерева, с тонкой проработкой  деталей и изысканной орнаментальной росписью. 

Великолепная триада «Зонхава с Жалсаб-жи и Хайдаб-жи (бур)», по сведениям Книги поступлений, принадлежала Хамбо Ламе Даши-Доржо Итэгэлову (1852 — 1927). По стилевым особенностям эти скульптуры близки к работам самого мастера С-Ц. Цыбикова. Можно смело предположить, что мастер выполнил скульптуры по особому заказу Хамбо Ламы или в дар своему учителю. 

К авторским работам  мастера можно отнести фигуры богини милосердия Белой Тары, Бодхисаттвы беспредельного сострадания  Четырехликого Авалокитешвары, Будды Грядущего Майтрейи, Будды созерцания Вайрочаны, которые близки по технике исполнения, пластическому рисунку, пропорциональности форм и по той одухотворенности и возвышенности образов, характерных для его творений. 

Самым плодовитым периодом творчества художника были 10 — 20-е годы ХХ века, когда он становится зрелым мастером и блестящим скульптором, когда созданная им школа мастеровых становится известной далеко за пределами своего края.

 Мастера его школы, кроме резьбы по дереву, владели техникой папье-маше, сложной по технологии. Вырезанную из дерева скульптуру оклеивали тканью, сверху наносили слой бумаги, измельченной и перемешанной с растительным клеем, а затем обмазывали глиной с клеевым связующим, изготовленным из отвара корней некоторых растений. Такая  смешанная техника давала возможность художнику делать более тонкую проработку мелких деталей и отдельных фрагментов. В одном произведении могли использоваться разнообразные материалы и техники: для атрибутов, деталей украшений использовалась глина, смешанная с мелом, мелким песком или древесной пылью, а для хрупких деталей использовали жесть, прочеканенную медь или серебро. 

В скульптурных работах его учеников сильна фольклорная традиция: в изображениях популярных богов долголетия, богатства, покровителей домашнего очага заметны  черты сказочных бурятских баторов. 

Трагичные 30-е годы

 Трагическим был последний период жизни С-Ц. Цыбикова. Мрачные события 30-х годов ХХ века, периода репрессий, коснулись и его. Он  уже не был в дацане, в основном  жил в улусе Очир Булак, работал в коммуне «Улан Туя» в качестве плотника, столяра, кузнеца, изготавливал обычную бытовую утварь. Известно, что он получал заказы от сельсовета и Краеведческого музея, в фондах которого сохранились скульптурный портрет В.И. Ленина, небольшие скульптурные изображения генерал-губернатора, градоначальника и  нойона.

 В 1931 году ночью его увезли в тюрьму города Верхнеудинска (ныне Улан-Удэ), где он просидел с другими ламами один месяц. Как рассказывают очевидцы, С-Ц. Цыбиков постоянно молчал, ни с кем не общался. В конце концов он остался в камере один, все остальные ламы были расстреляны. Документы Цыбикова исчезли, его вынуждены были отпустить домой. В 1934 году мастер ушел из жизни. 

По верованию буддистов считается, что самое благоприятное перерождение – в мире людей, самой лучшей профессией – профессия художника и скульптора, ибо они творят лики и образы богов.

 

Светлана Бардалеева, заслуженный работник культуры Республики Бурятия

 

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.