Кто виновен в «деле Улановой»?

Тимур Цыбиков и Наталья Уланова /Фото: region03.ru

13 января Верховный суд Бурятии отменил приговор Советского районного суда, вынесенный летом 2016 года, согласно которому руководитель Бурятской филармонии Наталья Уланова была признана виновной в мошенничестве. Дело возвращено в суд первой инстанции для пересмотра. И это нас возвращает к истинной сути этого уголовного дела.

 

Новые идеи и проекты

 

Приговор Наташе Улановой в июне 2016 года прозвучал как гром среди ясного неба. Эпитетов по части таланта и неуемной энергии автора многочисленных идей и проектов, принесших славу не только министру культуры Бурятии, в частности, и министерству, и Бурятии, в целом, предостаточно. Своей пиар-оболочкой молодой и эпатажный министр образца 2009 года был снабжен во многом благодаря нетривиальному мышлению, в ту бытность, пресс-секретаря Минкульта РБ Натальи Улановой.

Одно только «Пространство впечатлений» стало безграничным пространством для торжественного шествия скромного экономиста московской консерватории Тимура Цыбикова. О том, как тернист был путь новоявленного во всех отношениях для провинциальной Бурятии министра, написано было немало. Самым любопытным представляется уголовное дело, закончившееся приговором для ближайшего, до недавнего времени, его соратника.

 

Как было дело с деньгами

 

Суть этого дела, на первый взгляд, проста. В структуру, созданную под руководством Донсороновой Н.Г. (Республиканский центр народного творчества РБ) поступили грантовые средства из Минкультуры РФ в размере 30 млн рублей. Часть из них — 4 млн 800 тыс. рублей, согласно смете, отправились на счет Этнографического музея народов Забайкалья на реализацию творческого проекта «Город дарханов».

В свою очередь Этнографический музей заключил договор с двумя коммерческими структурами договора на производство и доставку выставочного оборудования на сумму 1 млн 750 тыс. рублей. Однако, то ли последние долго не везли это оборудование, то ли музей обошелся без выставки. Или же выставка прошла без оборудования — вопрос уже не столь важный. Договора, по материалам уголовного дела, остались неисполненными, и треть суммы осталась сэкономленной. В этой связи и возникли вопрос: «А хороший ли был проект и его смета? Хуже реализовали проект или смета была завышена на треть?»

Как бы то ни было, согласно материалам дела, коммерсанты по просьбе директора филармонии (!) обналичили (!) и принесли эту сумму Наталье Улановой.

 

Как «слили» Уланову

 

Из постановления суда в 2016 году: «… После того, как стало известно о том, что в услугах по перевозке грузов для нужд нет необходимости, а услуги по аренде исполнить в срок (исполнитель) не успевает, и необходимость в производстве выставочных стендов уже отпала, а значит предназначенные на указанные цели федеральные денежные средства не будут использованы, у Улановой возник умысел, направленный на хищение федеральных бюджетных денежных средств в (…) сумме рублей».

И далее: «Злоупотребление доверием выразилось в использовании Улановой Н.В. с корыстной целью доверительных отношений с А. и А. Доверие А. и А. к Улановой Н.В. обусловлено тем, что Уланова, являясь известным им лицом, исполняющей обязанности (директора филармонии) и последние не желали портить с ней отношений. Уланова, введя их в заблуждение относительно правомерности возврата неиспользованных федеральных денежных средств в адрес (заказчика), убедила последних указанные денежные средства, перечисленные на их счета, не использованные по прямому назначению, и обналиченные в банке, передать в…( судя по всему, в филармонию) , при этом доводы стороны защиты о том, что А. и А. не знали, что передаваемые ими денежные средства принадлежат федеральному бюджету РФ, не свидетельствует об отсутствии умысла у Улановой на их хищение».

Все это напоминает дешевенький детектив, где в роли финансового монстра выступает дамочка от искусства, а два бизнесмена — безвинные жертвы. Не находите отсутствия простой логики? Хотелось бы себе представить, как это все происходило, и с каких пор для мужиков, зарабатывающих деньги кровью и потом, и.о. директора нищей филармонии стала угрозой и авторитетом, с которой «испортить отношения» страшнее самого страха? Согласно же логике закона два запуганных бизнесмена должны были просто вернуть деньги заказчику — Этнографическому музею. И пьесе конец!

 

Где был министр?

 

Далее возникает вопрос «Почему директор Этнографического музея так равнодушно наблюдала за этими странными событиями и как ей в таком разе подписали акт выполненных работ за выставку «Город дарханов»?» Если работы были недовыполнены, а треть суммы проекта пошла «гулять» по подведомственным Министерству культуры РБ структурам, да еще такой странной дорогой? И где был все это время министр культуры, который позиционирует себя грамотным управленцем и финансистом? По материалам уголовного дела не видно, был ли допрошен сам министр в качестве свидетеля или он самоустранился. Не подписывал, не знал, не причастен?

Когда гром приговора по уголовному делу грянул, общественность, к ее чести, в виновность Натальи Улановой не поверила. Не верю и я. Мы вместе работали на Бурятском телевидении, сотрудничали в организации фестивалей «Белый месяц», «Звезды Белого месяца», «Торгон зам» и прочих. Это были годы плотной командной работы, где были важны профессионализм и, в первую очередь, человеческие качества.

Кроме того, что Наташа — креативщик, она, что точно, из категории «улетанов». По части «улетанства» и работоспособности Уланова — монстр, в самом хорошем смысле этого слова. Но заподозрить ее в «умысле», «хищении», во «введении в заблуждение» — это не про нее. Самая применимая фраза к ней — «сними розовые очки!» Ее внутренний мир не делит людей на плохих и хороших, наивных и корыстных, порядочных и непорядочных. В ее мире люди такие же, как она. Сдается мне, что в этом дурном детективе за авторством министерства культуры Бурятии по причине разного представления персонажей о добре и зле, героев поменяли местами.

За первым приговором по уголовному делу в отношении Улановой последовал другой — о возврате в казну суммы в 1 млн 750 тыс. рублей, которые были потрачены на нужды филармонии. И никто, в том числе и суд, этого не отрицает.

Теперь вопрос к блистательному министру культуры: «Вы где были? Тогда и сейчас?»

Исходя из имиджа удачливого финансового менеджера современной бурятской культуры, Тимур Цыбиков министерским оком должен был отслеживать все финансовые потоки. Особенно, если дело касается совместных, по сложившейся легенде, проектов филармонии. Ни для кого не секрет, что Наталья Уланова в должности и.о. директора филармонии на момент событий, а затем худрука — целиком и полностью является креатурой министра Цыбикова.

 

«Она собирается обжаловать»

 

Постоянная фотоэкспозиция «Цыбиков + Уланова» с масштабных проектов со Спиваковым, «Виртуозами Москвы», «Голосом кочевника» и проч. лишь подтверждает, что минуту славы министр охотно делил со своей подчиненной. А вот с июня 2016 года, когда был оглашен один приговор, затем другой, совместных фото нет, а речи все бледнее и бледнее.

«Насколько я знаю, она собирается обжаловать решение суда, но человек должен для начала принять решение сам…», заявил Тимур Цыбиков одному из изданий. Какое решение и относительно чего? Или кого? Материалы же судебного разбирательства указывают на то, что все фигуранты дела дружно подтвердили абсурдный, по сути, сюжет — мол, ввела в заблуждение, запугала, вынудила. Сколько литров слез пролито Натальей известно только ей и ее близким, но вот степень цинизма ее соратника поражает.

Неслучайно позже сама Наталья Уланова отметила:

— Сейчас, я больше не питаю иллюзий по поводу существования справедливости в этом мире и по поводу наличия совести у некоторых людей. Теперь я точно знаю, что в сложной ситуации рассчитывать можно только на себя.

 Что мешало и до сих пор мешает решительному во всех отношениях министру узнать подробности ЧП, приключившегося у его подчиненной, знает только он. И масштабы требуемой помощи известны не только ему, это 1 млн 750 тыс. рублей. Особенно, исходя из того, что министр публично подтверждает — Уланова деньги не украла. Суд, дескать, у нас такой. У министра же был шанс поступить хотя бы по-мужски и, в первую очередь, по-человечески.

 

«Овен на заклание»

Да, Уланова — «овен на заклание». Но оказаться в такой роли само по себе не преступно. Исходя из человеческой морали, понятно, что преступно было бросить на произвол судьбы Наталью Уланову, а потом топтаться в сторонке. При этом, видимо, осознавая, что схема, по которой «слили» подчиненную министра, явление не редкое в современной истории экономических преступлений. Если не сказать отработанное.

А вот с участием ли министра все это приключилось или без оного — ответ лично мне видится очевидным. Исходя же из позиционирования самого министра: умеет считать деньги и контролирует свою сферу неусыпно. И в медиа-пространстве Бурятии он едва ли уступит пальму первенства даже главе Бурятии. Но человека до сих пор принято судить по поступкам.

События же пятницы, 13 января, пока лишь возвращают на новый старт странную историю странных взаимоотношений внутри культурной отрасли республики. И Наталье Улановой, судя по всему, все же придется озвучить все детали приключившейся с ней истории. И ее нервная система этот круг должна выдержать.

 

Норжима Цыбикова

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.