Цыплят по осени считают

Правительству Республики Бурятия осенью предстоит отчитаться о своей работе за 5 лет

Зорикто Дондоков, главный научный сотрудник отдела региональных экономических исследований БНЦ СО РАН

Зорикто Дондоков, главный научный сотрудник отдела региональных экономических исследований БНЦ СО РАН

13 сентября текущего года в Народном Хурале состоятся парламентские слушания по отчету правительства Республики Бурятия о реализации Программы социально-экономического развития на 2011-2015 годы. Отчет был представлен правительством еще в мае и размещен на сайте Народного Хурала.

Анализ данных отчета показал, что отставание Республики Бурятия от среднероссийского уровня развития за последние годы, к сожалению, только увеличилось. Достаточно изучить динамику ключевого показателя — валового (внутреннего/ регионального) продукта.

Динамика валового (внутреннего) регионального продукта Республики Бурятия в сравнении со средними показателями РФ и СФО, в сопоставимых ценах, в % к предыдущему году.

Прирост ВРП в Бурятии в 2010-2014 гг. был в 3-4 раза ниже соответствующих показателей по Сибирскому федеральному округу и России в целом (точные данные за 2015 год появятся лишь в марте 2017 года).

И кому как не чиновникам знать, что Бурятия — «…это часть экономического пространства» страны. Наша республика — не изолированный остров. Появляются проблемы у России, возникают сложности и у регионов. Исключений нет — факторы, негативно воздействовавшие на экономическое развитие Бурятии, оказывали влияние и на другие регионы страны.

Чиновники из правительства Республики Бурятия считают, что «программа — это «живой» работающий документ, а не догма».Что ж, по-видимому, это их убеждение. Для тех, кто не знает, сообщаю: последний, т.е. 10-й вариант 5-летней программы «жил» и «работал» всего 79 дней: c 14 октября по 31 декабря 2015 года. Это наглядно доказывает, как далеко (по времени) правительство заходит в «усовершенствовании» почти закончившейся программы.

С другой стороны, наша республика, по всей видимости, является чемпионом России по количеству корректировок среднесрочной программы социально-экономического развития региона — всего их было сделано 9, в т.ч. редакционных. Очень сильно от Бурятии «отстал» Забайкальский край, в пятилетнюю программу которого коррективы вносились только 2 раза. При этом состав индикаторов не менялся.

А в программе социально-экономического развития Иркутской области на 2011-2015 годы изменения были сделаны только 1 раз, и то редакционного характера — заменили слово «милиция» на «полиция» и т.п. Интересно, что в обоих регионах за время действия программ сменились губернаторы. В Забайкальском крае К.Ильковский проработал с 2013 по 2016 гг., а С.Ерощенко был губернатором Иркутской области с 2012 по 2015 гг. Тем не менее они не стали менять программы, разработанные их предшественниками, — Р.Гениатулиным и Д.Мезенцевым соответственно. Вот догматики так догматики!

К слову сказать, время идет и все забывается, но нелишним будет напомнить, что именно отдел региональных экономических исследований в начале 2011 года сделал научно-экспертное заключение на проект программы СЭР Республики Бурятия на 2011-2015 годы. К сожалению, наши предложения тогда не были учтены, в т.ч. объединение разделов (не индикаторов) «Производство транспортных средств и оборудования» и «Металлургическое производство» в один раздел «Машиностроение и металлообработка». Складывается впечатление, что объединение с 2013 г. индикаторов было произведено, чтобы затушевать проблемы производства на ЗАО «Улан-Удэстальмост».

К вопросу о количестве индикаторов и поверхностном характере экспертизы. По просьбе комитета по экономической политике, использованию природных ресурсов и охране окружающей среды Народного Хурала отделом региональных экономических исследований БНЦ СО РАН готовится детальная экспертиза отчета о реализации программы СЭР. В этом документе будет представлен развернутый анализ по всем разделам, таблицам и индикаторам.

Сотрудникам правительства Республики Бурятия непозволительно не знать, что по действующему законодательству республики отчет должен соответствовать структуре действующей программы, в т.ч. в разрезе поставленных целей, задач, приоритетов и индикаторов. К сожалению, такого соответствия нет. Например, решение задачи массового вовлечения населения в развитие малого бизнеса, оцениваемой в программе количеством малых предприятий (9,3 тысячи в 2015 г.) и долей их сотрудников в общей численности всех предприятий и организаций (22,3% в 2015 г.), не отражено в отчете. Причиной этого стала путаница с составом индикаторов. Указанные выше индикаторы были исключены из программы, а поставленная в ней задача осталась.

Не меньше неразберихи и со значениями индикаторов. Значение индикатора «валовая продукция сельского хозяйства» в 2015 г. по 10-му варианту программы (15,4 млрд руб.) составило лишь 89% от индикатора по первоначальной программе (17,3 млрд руб.).Такая чехарда с индикаторами приводит к потере управления экономическим развитием Бурятии.

К вопросу об инвестициях. Не секрет, что основные проекты были заложены федеральной целевой программой «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года» при предыдущем правительстве Республики Бурятия. Именно они позволили республике выйти на высокие показатели объема инвестиций. Мало кто верил, что будет строиться и реконструироваться автодорога Улан-Удэ — Турунтаево — Курумкан, но стройка по программе началась. Не принимая во внимание созданный в те годы задел, можно просто ввести жителей республики в заблуждение. Когда заложенные в программу мероприятия были реализованы, объем инвестиций резко упал. А если бы работа была продолжена, такого бы не произошло.

И в заключение хотел бы выразить признательность пресс-службе правительства Бурятии и пресс-службе министерства экономики Бурятии за возможность открытой дискуссии, в которой и рождается истина.

Ulan.mk.ru

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.