В Дагестане пало временное правительство

После задержаний врио премьера и двух его замов кабинет отправлен в отставку.

Фото: Евгений Костин / Коммерсантъ

В понедельник были задержаны и отправлены в Москву врио премьера Дагестана Абдусамад Гамидов, два его заместителя и бывший министр образования республики, подозреваемые в хищении бюджетных средств. Столь массовые задержания чиновников подобного уровня, пожалуй, впервые были проведены в современной России. Вечером все правительство Дагестана было отправлено в отставку. Новым врио премьера был назначен Анатолий Карибов.

Ранним утром десятки вооруженных автоматами спецназовцев ФСБ и следователи центрального аппарата Следственного комитета России (СКР) провели обыски в особняках Абдусамада Гамидова, с 2013 года возглавляющего правительство Дагестана, врио вице-премьеров Шамиля Исаева и Раюдина Юсуфова, а также бывшего министра образования республики Шахабаса Шахова. У них были обнаружены крупные суммы денег, драгоценности, а также оружие, законность хранения которого еще предстоит установить. Так, у премьера Гамидова изъяли пистолеты Макарова, Beretta и позолоченный ТТ с инициалами владельца на рукоятке. В доме также нашлись два автомата Калашникова, с которыми якобы ходили охранники премьера, многочисленные номерные знаки на автомобили и даже самодельные глушители на оружие. Впрочем, инкриминировать его незаконный оборот (ст. 222 УК РФ) Абдусамаду Гамидову следователи пока не стали.

Задержанных после обысков доставили в здание республиканского УФСБ, где с ними были проведены первичные следственные действия. Затем Гамидова, Исаева и Юсуфова под вооруженной охраной привезли в аэропорт, где их ждал самолет, доставивший в столицу Дагестана следственно-оперативную бригаду. В Москву борт вернулся с задержанными, а также изъятыми у них при обысках вещдоками. Во второй половине дня, но уже другим рейсом в столицу вылетел Шахабас Шахов, которого сопровождали оперативники в штатском.

Предполагается, что во вторник утром, когда руководство Следственного комитета будет проводить коллегию, посвященную итогам работы следствия за 2017 год, сотрудники Главного управления по расследованию особо важных дел ведомства предъявят задержанным чиновникам обвинения и обратятся в Басманный райсуд с ходатайствами об их арестах.

Официальный представитель СКР Светлана Петренко сообщила, что задержанные подозреваются в мошенничестве в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору (ч. 4 ст. 159 УК РФ). По ее словам, уголовное дело возбуждено по факту хищения денежных средств, выделенных из бюджета Дагестана для реализации различных социальных программ на территории региона. Источники “Ъ” отмечают, что один из эпизодов этого дела связан с махинациями при строительстве в Каспийске Республиканского образовательного центра. На крупнейшую школу в республике (рассчитана на 1,2 тыс. учеников) из бюджета было выделено около 1 млрд руб., из которых более 80 млн, по версии следствия, могли оказаться у министра Шахова, а затем и у руководителей кабинета министров, курировавших этот амбициозный проект. Затем были выявлены другие злоупотребления — с закупками компьютеров для образовательных учреждений, аттестациями учителей и проч.

Оказавшись под следствием, но сохранив свободу, Шахабас Шахов в конце прошлого года покинул свой пост. Поскольку расследование дела особо не двигалось, сотрудники ФСБ, по материалам которых его возбуждали, добились их передачи в центральный аппарат СКР.

51-летний премьер Абдусамад Гамидов — выходец из селения Мекеги Левашинского района. Он родной брат бывшего министра финансов республики Гамида Гамидова, который погиб в результате теракта в августе 1996 года: начиненная взрывчаткой «шестерка», припаркованная у здания ведомства, взлетела на воздух, когда министр поднимался по ступенькам ко входу. Вскоре после гибели Гамида Гамидова кресло министра было передано его младшему брату. Спустя 17 лет, в июле 2013 года, Абдусамад Гамидов возглавил правительство республики (должность врио главы республики в это время занимал Рамазан Абдулатипов).

Члены семьи Гамидовых считаются в Дагестане лидерами так называемого мекегинского клана, одного из самых мощных во властных структурах республики. Креатурой Абдусамада Гамидова называют и недавно отстраненного мэра Махачкалы Мусу Мусаева — трудовую карьеру он начинал в принадлежавшем Гамидовым коммерческом банке «Эльбин», а с 1999 года работал в системе министерства финансов республики.

55-летний Шамиль Исаев — выходец из Гунибского района Дагестана, брат бизнесмена и бывшего депутата Госдумы Ризвана Исаева. С начала 1990-х занимался предпринимательской деятельностью, с 2003 года трижды избирался в Народное собрание республики. Вице-премьером был назначен в декабре 2015 года. Имена братьев Исаевых ассоциируются у жителей республики с неосуществленным проектом «Немецкая деревня», который был с помпой анонсирован в 2007 году при президенте Муху Алиеве, и с фирмой «Агромир», на которую Рамазан Абдулатипов делал ставку в рамках приоритетного проекта «Эффективный АПК».

50-летний Раюдин Юсуфов — уроженец Хивского района республики. В правительственных структурах работал с 1993 года. С 2008 года руководил республиканским Агентством по управлению госсобственностью, в 2009-м был назначен министром по управлению госсобственностью, а в следующем году — начальником контрольно-финансового управления президента Дагестана. С февраля 2013 года (после прихода к власти Рамазана Абдулатипова) возглавлял министерство экономики, а в декабре 2014-го был назначен заместителем председателя правительства—министром экономики и территориального развития.

56-летний Шахабас Шахов родом из Чародинского района. С середины 1990-х возглавлял госструктуры, ответственные за физкультуру и спорт в республике. В марте 2012 года стал ректором педагогического университета, а в следующем году, после назначения Рамазана Абдулатипова врио главы республики, в течение восьми месяцев возглавлял администрацию правительства республики. В сентябре 2013-го стал министром образования и науки.

«Действия федерального центра в Дагестане вызваны желанием навести в этой республике элементарный порядок, снизить уровень коррупции, которая приобрела уже катастрофические размеры» — так прокомментировал “Ъ” задержания высокопоставленных дагестанских чиновников ученый, кавказовед Алексей Малашенко. По его мнению, события в Дагестане развиваются по разработанному в Москве плану декриминализации: сначала руководить республикой был направлен влиятельный федеральный политик Владимир Васильев, который дистанцирован не только от дагестанских элит, но и, что немаловажно, не обременен связями с лидерами других северокавказских республик.

Вслед за новым главой в республику пришел и новый прокурор. Им стал Денис Попов, который ранее руководил прокуратурой Хакасии. Этим назначением, как считает господин Малашенко, Москва рассеяла все сомнения по поводу своих целей — провести жесткую чистку управленческой структуры республики. «Дагестан — самый крупный субъект в регионе, если федеральному центру удастся навести тут порядок, обуздать коррупцию, а главное — разрушить кланы, подмявшие под себя всю республику, то это позитивно скажется на ситуации во всем Северо-Кавказском округе»,— резюмировал эксперт.

Стоит отметить, что еще недавно федеральный центр был вынужден мириться с установившейся в Дагестане традицией негласного квотирования руководящих должностей. Так, летом 2009 года назначение из Москвы на пост руководителя УФНС неместного Александра Радченко накалило общественно-политическую ситуацию в Дагестане. Против «варяга» выступила часть местной элиты, считавшая, что главным налоговиком должен быть представитель лезгинского народа. Противники назначения господина Радченко выставили его из служебного кабинета, заявив, что не позволят занять чужаку «лезгинское» место. В итоге по согласованию с Москвой главным налоговиком стал местный.

Готовность к диалогу с местными кланами наблюдатели объясняли нежеланием дестабилизировать ситуацию в Дагестане. Однако, как отмечает господин Малашенко, последствия беспредельной коррупции и межклановых разборок могли быть еще печальнее, и федеральный центр решил жестко вмешаться в ситуацию в республике. Первый и самый серьезный удар по клановой системе Дагестана был нанесен летом 2013 года, когда в СИЗО оказался мэр Махачкалы Саид Амиров, получивший в итоге пожизненный срок за убийство и терроризм.

Стоить отметить, что вопреки ожиданиям уголовное преследование Саида Амирова не вызвало серьезных выступлений его сторонников.

«Сейчас жителей Дагестана больше возмущает то, что федеральные власти попустительствуют местным коррупционерам.

Понимая это, Кремль и решил изменить устоявшиеся в республике порядки, организовав зачистку управленческих кадров»,— пояснил господин Малашенко. Он полагает, что события в Дагестане могут стать сигналом и элитам других северокавказских республик, особенно в преддверии президентских выборов.

В понедельник вечером врио главы Дагестана Владимир Васильев отправил в отставку весь кабинет. Новым врио премьера назначен Анатолий Карибов. В 1980-90-е годы он начинал секретарем Дагестанского обкома ВЛКСМ, в 2000-е отвечал в правительстве республики за развитие туризма, а в 2013-м стал одним из двух первых вице-премьеров Дагестана.

Николай Сергеев, Муса Мурадов; Юлия Рыбина, Махачкала

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.