Академик Тулохонов предлагает отменить запрет на лов омуля

 

Арнольд Тулохонов, фото binm.ru

В редакции «Байкальской правды» оказалась служебная записка, подготовленная научным руководителем Байкальского института природопользования СО РАН, академиком РАН Арнольдом Тулохоновым. Эта записка направлялась в законодательные и исполнительные органы власти Республики Бурятия и Иркутской области, в профильные научные учреждения, главам всех прибайкальских муниципалитетов. Свое мнение академик озвучивал на местных телеканалах. Однако ни одного отзыва он так и не получил.

Академик в записке отмечает, что постановление Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ, которое ввело запрет, было подготовлено «не профессионально». Документ «не решает поставленную задачу и, кроме того, ухудшает социально-экономическое положение местного населения. Он создает основу для дальнейшего развития браконьерского бизнеса».

Прежде чем, ввести новые ограничения на хозяйственную деятельность на Байкальской природной территории, по мнению академика, надо было учитывать нижеследующие обстоятельства.

Омуля не стало меньше

Выводы о сокращении численности омуля сделаны по традиционной методике учета икринок и контрольного лова омуля на нерестовых реках. Следует отметить, что в последние годы в связи с необоснованным сбросом байкальской воды на Иркутской ГЭС в апреле 2014 года произошло резкое снижение уровня озера Байкал. Эта ситуация наложилась на цикл маловодных лет в Центральной Азии и процессы глобального потепления климата.

И летом 2017 года уровень озера Байкал был ниже средних многолетних данных почти на 30 см. Сократилась площадь продуктивного мелководья, а оставшаяся часть акватории стала более интенсивно прогреваться. Нерестовые реки озера почти на треть снизили объем стока, уменьшилась и скорость водного потока. Увеличилась температура речной воды.

Как следствие на нерест в реки с неблагоприятными условиями пошла небольшая и самая продуктивная часть стада, достигшая максимальной зрелости. Между тем, основная масса омуля находится на глубине и ждет более комфортных условий для нереста. И вполне может сложиться такая ситуация, когда нормальный цикл развития икры остановится, и омуль на нерест не пойдет.

Аридизация климата

Прогревание байкальского мелководья в результате процессов глобального потепления климата также послужило причиной появления спирогиры. А сокращение ледового покрова Арктики при инерционности климатических явлений делает все более вероятным более длительный цикл маловодных лет для внутриконтинентальных регионов Евразии. Особенно ярко аридизация климата проявилась во Внутренней Азии. За последние годы только в Северной Монголии высохло более 400 озер и исчезло почти 700 водотоков.

Именно этот фактор и явился основной причиной снижения приточности в озеро Байкал. Он стал причиной строительства гидротехнических сооружений в монгольской части бассейна реки Селенга в целях переброски воды в Южное Гоби.

В Забайкалье к природным явлениям иссушения добавились массовые пожары, количество которых возрастает с увеличением средств на пожаротушение.

«Бессмысленный запрет»

По мнению академика, запрет вылова омуля – крайняя и не самая эффективная мера решения роста его поголовья. Такая мера должна сопровождаться ростом эффективности деятельности рыборазводных заводов. Однако в условиях недостатка финансирования, попыток изменения форм собственности, часть рыбоводных заводов уже прекратила существование, а другие «эффективно» осваивают бюджетные средства. Так, в 2016 году из более чем 47 млн руб. госсубсидии, выделенной ФГБУ «Байкалрыбвод» на искусственное воспроизводство водных биологических ресурсов, документально на воспроизводство омуля направлено менее 4 млн руб. Следует отметить, что из этой суммы более 70% составляет зарплата. В коммерческих целях оплодотворенная икра поставляется в Китай.

Отсутствие современной научно обоснованной методики учета поголовья омуля и контроля за мониторингом его численности делает бессмысленным и сроки запрета омуля. При существующей системе учета, через три года, те же структуры, которые обосновали необходимость запрета, с тем же успехом могут доложить об увеличении количества омуля и решении поставленной задачи. При другой политической конъюнктуре, ничто не мешает им же пролонгировать запрет.

Следует отметить, что трехлетний срок запрета на лов омуля также взят «с потолка». Реально результаты природозащитных мероприятий можно ощутить через 6-8 лет – времени достижения половой зрелости основных рас байкальского омуля.

Нужна независимая экспертиза

Поэтому при введении любых ограничений на хозяйственную деятельность необходимо иметь данные независимой экспертизы. В соответствии с ФЗ «О Российской академии наук…» научные учреждения должны проводить экспертизу всех государственных программ и документов. Между тем, исследования Лимнологического института СО РАН, располагающего необходимым кадровым потенциалом и уникальным научным оборудованием дистанционных исследований подводной экосистемы озера, свидетельствуют о том, что основная масса омуля находится на глубинах более 200-300 м и его масса в последние десятилетия не выходит за пределы нижней отметки биомассы, определяемой как катастрофическая.

К сожалению, после распада РАН и резкого сокращения финансирования, такие исследования в последние годы не проводились. Поэтому прежде, чем вновь вводить хозяйственные ограничения необходимо сделать госзаказ на проведение научного мониторинга состояния экосистемы озера Байкал, кормовой базы по всей трофической цепи ценных видов животного мира.

Как было раньше

Авторы министерского запретительного постановления ссылаются на опыт прошлого запрета, введенного на Байкале в конце 60-х годов. Однако эти ограничения происходили в условиях плановой экономики и сопровождались целой серией мероприятий, минимизирующих экономический ущерб местному населению. В то время действовали Усть-Баргузинский и Нижнеангарский рыбоконсервные заводы, которые перерабатывали в консервы байкальскую соровую рыбу и большой объем сырья, поставляемого с Тихого океана. Так была решена проблема занятости крупных населенных пунктов на побережье озера.

Во многих селах были созданы коллективные с/х предприятия с животноводческой специализацией. Для местного населения был разрешен отстрел нерпы в объеме до 7 тыс. голов, которая перерабатывалась на ценные меховые изделия. Сборная Советского Союза в 1972 году на зимних Олимпийских играх в Саппоро была одета в самые модные куртки и шапки из байкальской нерпы.

В годы запрета на Байкале большое развитие получило пушное звероводство в частном секторе. Местные жители стали разводить песцов, серебристых лисиц и других ценных меховых зверьков. Именно в Кабанском, Баргузинском районе появилось большое количество личного транспорта и богатых людей за высокими заборами.

Для искусственного воспроизводства рыбы были построены рыборазводные заводы на всех нерестовых реках и в том числе на северном Байкале, в Баргузинской долине, на Малом море, в Чивыркуйском заливе, в Иркутском водохранилище, в долине река Селенга.

Запрет на вылов байкальского омуля сопровождался целой серией мероприятий с одной стороны, обеспечивавших занятость и необходимый уровень жизни местного населения, а с другой – реальный рост численности этой ценной рыбы и эффективную борьбу с браконьерством.

Борьба с браконьерством

Прежде чем вводить такой запрет необходимо определиться с основными факторами, влияющими на его рыбные запасы. К их числу, кроме природных факторов мы относим наличие большого количества официальных сезонных рыбопромысловиков, которые имеют соответствующие лицензии, а чаще всего скупают рыбу у тех же браконьеров. В отличие от рыбаков Посольского рыбзавода для которых рыбный промысел является предметом основной хозяйственной деятельности, требующей затрат на приобретение инвентаря, ГСМ, сезонные рыбаки не создают рабочих мест, а более озабочены созданием запасов рыбы до следующего сезона, ее переработкой и продажей в сетевых магазинах.

Нет ничего плохого в вылове рыбы местным населением для своих нужд, а более масштабную деятельность по продаже браконьерской рыбы возможно решить только путем перекрытия источников спроса. К примеру, самое большое количество браконьерской рыбы продается в Иркутском аэропорту, на рынках, в рыбных киосках «Омулек», в «Титане», в пассажирских поездах, на трассе Улан-Удэ — Иркутск. Не будет рынка сбыта, не будет условий и для браконьерства.

Однако если продажа омуля кому-то выгодна, то один из таких каналов это собственно силовые структуры и рыбоохрана, которая имеет основной доход за счет изъятия рыбы у официальных и неофициальных рыбаков.

В любом из вариантов решения поставленной задачи необходимо представлять, что местное население, лишенное источников пропитания неизбежно будет заниматься нелегальным рыбным промыслом. Запреты на лов рыбы только перемещают его в зону криминала.

Другие факторы

В результате запрета на отстрел байкальской нерпы ее количество достигло предельных величин, превышающее возможности кормовой базы. По данным специалистов, стадо нерпы не должно превышать 100 тыс. голов. В ином случае неизбежно падение продуктивности стада и возможны эпизоотии, как это уже было на Байкале в конце 60-х годов прошлого века. Тогда в результате собачьей чумки погибло несколько тысяч голов нерпы. Учитывая, что нерпа находится на вершине трофической цепи и в год потребляет около тонны корма, в том числе покатного омуля, можно рассчитать и его влияния на рыбное стадо озера.

Рост количества нерпы виден даже визуально, когда она начинает рвать ставные невода и сети и рыбаков на южном Байкале, в дельте реки Селенга, где раньше она была только в отдельных эпизодах. Одновременно разрешение на отстрел поголовья нерпы частично решило бы проблему занятости местного населения.

Следующим фактором, влияющим на сокращение массы рыбы, является баклан, который из краснокнижного вида в последние годы превратился в массового истребителя рыбы и по количеству, вероятно, превысил поголовье чаек. Суточная потребность баклана в рыбе по разным источникам может достигать до 1 кг, добывает его он с глубин многих метров.

Особое мнение

В адрес правительства РБ было направлено особое мнение эксперта комиссии государственной экологической экспертизы по обоснованию общего допустимого улова (ОДУ) водных биологических ресурсов в озере Байкал П.Н.Аношко. Согласно этому мнению, логика обоснования ограничения промышленного лова не выдерживает никакой критики и слабо обоснована. При этом запасы омуля, приводимые в расчетах, ежегодно занижаются в 2-3 раза. В этой связи рекомендуется установить общий допустимый улов омуля в объеме 0,220 тыс. тонн и в том числе для Бурятии – 0,215 тыс. тонн и для Иркутской области – 0,005 тыс. тонн.

Таким образом, правительство не выполняет указания главы государства В.В. Путина, сделанные им во время августовского визита в Бурятию о том, что необходимо в решении «байкальской» проблемы отойти от системы хозяйственных ограничений и перейти к мерам повышения уровня жизни местного населения и развития экономики на Байкальской природной территории.

В заключение служебной записки академик Тулохонов предлагает отменить решение о запрете на вылов омуля, как недостаточно обоснованное и противоречащее указаниям президента РФ об устойчивом развитии экономики Байкальского региона. Также он предлагает компенсировать из федерального бюджета весь ущерб, нанесенный муниципалитетам (местному населению) в результате хозяйственных ограничений.

Александр Михайлов

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.