«Матильда», как предчувствие…

 

Алексей Учитель и Ингеборга Дапкунайте

«Отбить бабки» («сделать кассу») – таков, кажется, девиз деятелей сегодняшней волны российского кино – «Сталинград» (режиссер Федор Бондарчук), «Солнечный удар» (Никита Михалков), «Викинг» (Андрей Кравчук) и, наконец, «Матильда» (Алексей Учитель).

На что дают «бабки»

Для нынешних владельцев российских «кино-яхт» главное заключается в следующем. Попасть в компанию лидеров кассового транснационального кино! То есть, вложил большие «бабки», «отбился», выдвинулся на «Оскар»… А само кино как метод восприятия и отражения жизни, похоже, уже никого не интересует.

Наши кинодеятели хорошо усвоили то, на какое кино могут дать не просто «бабки», а (внимание!) большие бюджетные «бабки» в российских госкорпорациях и в Фонде кино. Слово «бюджетные» – самое сладкое слово в этом словосочетании. А главное, отбиваться-то на самом деле совсем не обязательно! Прокатит любая «державная» туфта (типа «в области балета мы впереди планеты всей»). За неуспех в кинопрокате никто с тебя не спросит. Скажи, что это проклятые «пиндосы» заполнили собой все экраны и нас на «Оскар» не пускают, и возвращать «бабки» не надо.

Так жадность и тщеславие лишают разума хороших режиссеров, которые когда-то были вроде бы вполне адекватными и порядочными людьми.

«Отобьется – не отобьется»?

Посмотрел «Матильду» на ее втором по счету сеансе в Улан-Удэ (11.40 в People`s cinema). В нашем зале было ровно десять человек. Зато с первого утреннего сеанса вышел целый класс младших школьников, посмотревших там еще одну российскую премьеру «Последний богатырь». Теперь ясно, почему за первых два дня проката этот фильм опережал по сборам «Матильду». С прокатной судьбой «Матильды» все станет более или менее ясно чуть позже, после первого уик-энда фильм собрал более 200 млн руб.

Сколько нужно собрать «Матильде», чтобы выйти на самоокупаемость? Бюджет этого кино про «любовь, которая изменила Россию» составляет не менее $25 млн, то есть, 1,5 млрд руб. Первый продюсер проекта «Матильда» Владислав Москалев рассказал «Инсайдеру», что $20 млн на фильм нашли сразу еще в 2011 году через бывшего управделами президента РФ Владимира Кожина у «Газпромбанка» и кипрского оффшора «Газпромбанка» – Tradescan Consultants Ltd. Также точно известно о 280 млн руб. от государственного Фонда кино.

Значит, для самоокупаемости «Матильда» должна собрать в прокате около $75 млн или 4,5 млрд руб., что невозможно. Например, голливудские блокбастеры «Аватар» и «Пираты Карибского моря» собирали в России соответственно 2,5 млрд и 2,3 млрд руб.

Создатели «Матильды», по-видимому, уже «подложили соломку». Мол, отбивать надо не $25 млн (1,5 млрд руб.), а всего лишь $4,6 млн (280 млн руб.) от Фонда кино. А деньги от «Газпромбанка» – это, якобы, не государственные деньги. Тем более, что у продюсеров фильма, говорят, есть договор с кипрским оффшором «Газпромбанка» о «прощении займа».

И собрать в прокате нужно уже приблизительно 840 млн руб. Это «Матильде» вполне по силам.

Где деньги, Зин (Алексей Учитель)?…

Теперь о фильме. Судя по нему, сделать успешный коммерческий или художественный проект не было главной проблемой для Алексея Учителя. Заработать деньги на показе кино массам или раскрыть свой творческий потенциал, похоже, никто и не хотел. Главным было показать тем, кто давал деньги на кино, следующее. Что, по крайней мере, большая часть этих денег была потрачена именно на кино, а не на что-то другое.

— Посмотрите, господа, какие костюмы и сколько их! Это впервые в российском кино. А какие декорации, и какие дорогие актеры! В главных ролях – европейцы, в роли наследника-цесаревича аж Ларс Айдингер. Да-да, тот самый, который у Питера Гринуэя (европейский гуру киношного арт-хауса – ред.) снимается! — как бы говорят создатели фильма.

Теперь возражения. На $25 млн можно было снять минимум пять таких костюмированных фильмов. Массовых сцен с костюмами там немного. Статичные сцены (как будто для фотографии) коронации, с группой гостей на именинах наследника, с группой балерин Мариинского театра, с отдельными группами людей на Ходынке. Что еще?

Нет здесь звезды «Пиратов Карибского моря» Киры Найтли, которую приглашали на роль Матильды Кшесинской. Ее играет молодая актриса из Польши, студентка театральной академии Михалина Ольшанска. Возможно, это хорошая актриса. Но, во-первых, в «Матильде» этого не видно (Михалина в основном демонстрирует свою физическую фактуру), а, во-вторых, стоила она продюсерам фильма явно дешевле.

Затем не очень известный актер из Германии Ларс Айдингер. Возможно, и звезда – несколько лет назад сыграл второстепенную роль в фильме «Гольциус и Пеликанья компания» Питера Гринуэя. Однако Айдингер больше известен, все-таки, как актер альтернативного театра «Шаубюне». И тоже вряд ли дорого обошелся продюсерам «Матильды». Остальные иностранные актеры – Луиза Вольфрам (Алиса Гессен-Дармштадтская, невеста цесаревича Николая) и Томас Остермайер (доктор Фишель, вымышленный персонаж), — из этого же экспериментального берлинского театра. То есть, они сыграли в «Матильде», можно сказать, бесплатно!

Еще об актерах. Из-за глупого сценария все они – не более чем ходульные персонажи, психологически не убедительные, просто моторно передающие заданный физиогномический типаж.

Наследник Ники, образованный, воспитанный как царь и очень сдержанный в выражении эмоций показан в фильме как какой-нибудь мажор с разнузданными привычками. Выглядящий на свои 40 лет Айдингер показывает постоянно плачущего 22-25-летнего будущего императора Николая II. Кстати, просматривая трейлер к фильму, я подумал, что этот актер играет 40-летнего Александра III, папу главного героя, но почему-то без бороды. А когда понял, что это молодой наследник, то очень удивился.

В Ольшанску режиссер фильма тоже не вложил никакого особенного характера. Не видно ничего, кроме чисто физического обаяния (спасибо родителям!). Впрочем, в балетном костюме, в черном репетиционном трико или вообще без одежды актриса вполне убедительна.

А красавица Алиса, будущая императрица Александра Федоровна, в исполнении Луизы Вольфрам – это просто какая-то немецкая страхолюдина с чудовищным акцентом, безвкусно одевающаяся и обсуждающая на своем языке с доктором Фишелем то, как извести Кшесинскую.

Сумасшедший доктор Фишель (актер Томас Остермайер) придуман больным воображением сценариста Александра Александрова (псевдоним писателя Александра Терехова). Он занимается в фильме тем, что ставит опыты над совсем больным поклонником Кшесинской, поручиком Воронцовым (актер Данила Козловский), посадив того в большую стеклянную бочку с водой.

Запомнилась еще Сара Штерн, сыгравшая другую солистку Мариинского театра Пьерину Леньяни. Ею интересуется похотливый великий князь Владимир Александрович, дядя наследника и отец воздыхателя Кшесинской и, кстати, ее будущего мужа, великого князя Андрея Владимировича. Отношения Владимира Александровича Романова с балериной Леньяни, по замыслу авторов «Матильды», должны были, видимо, создать контраст «возвышенной» любви наследника и Кшесинской.

Михалина Ольшански в сцене с бретелькой из фильма

Эротика «Матильды»

В фильме Пьерина Леньяни – прима-балерина театра, которая мешает Кшесинской добиться признания на сцене, всячески ей вредит. Даже устраивает «диверсию», незаметно развязав у Матильды бретельку на плече перед выходом на сцену. И заставив Матильду героически танцевать с упавшей бретелькой и обнаженной левой грудью. Это, кстати, одна из ключевых сцен фильма, когда наследник Николай, увидев эту грудь, влюбляется в Кшесинскую.

На самом же деле Леньяни стала солисткой Мариинки позже Кшесинской. За то, чтобы танцевать главную роль в спектакле в день то ли помолвки, то ли бракосочетания Ники и Алисы (это не единственный бессвязный и непонятный момент в сценарии) она с Матильдой не спорила. И никаких бретелек у реальной Кшесинской, естественно, не развязывала. Потому, что таких бретелек на костюмах балерин в то время не было.

Размашистые, почти балетные (с переворотами и опрокидываниями) постельные сцены с участием Ларса Айдингера (Ники) и Михалины Ольшанской (Матильды) в фильме не оставляют сомнений в том, что авторы нам показывают, что сексуальная связь между наследником и балериной все-таки была. Впрочем, они настолько не откровенны, что впору думать, что возрастному ограничению (16+) в этом фильме подвергнуты, по-видимому, какие-то другие сцены.

Русская правда

О русских артистах. В фильме «Матильда» последнее, что осталось от былого Алексея Учителя из «Дневника его жены» и «Космоса как предчувствия», это замечательный актер Евгений Миронов во второстепенной роли. Настолько второстепенной, что на фоне той кучи непонятно чего, которую вывалили на зрителя создатели фильма, эта роль едва запоминается. Совсем забыть ее невозможно, поскольку это то немногое, что есть живого в этом фильме. Миронов играет своего смешного (тоже вымышленного) персонажа — директора императорских театров Ивана Карловича.

Другой российский актер Сергей Гармаш (император Александр III), кажется, повторяет свою же роль отца Мэла в фильме «Стиляги», пустившего жить в своей комнате в коммунальной квартире молодую чету – стилягу-сына и его беременную юную пассию, родившую затем чернокожего ребенка. В «Матильде» герой Гармаша узнаваемо, по-народному широко, разрешает своему сыну, наследнику императорского престола, связь с балериной. При этом почему-то запретив ему жениться на ровне – принцессе Алисе Гессен-Дармштадтской!

Гармаш сначала учит наследника Ники: «За последние 100 лет единственный русский царь, который не жил с балериной, это я. Не повторяй моих ошибок» (!). А потом говорит про балерину Кшесинскую, что она благородная, «не то, что твоя немка». И, наконец, невероятный поворот. Перед смертью он, сидя на «инвалидном троне» на колесиках (придумают же люди!), сам благословляет Матильду на жизнь с наследником.

— Береги его! — сказал Кшесинской Александр III и прослезился. На этих словах зрители в зале нервно засмеялись. Потому, что большей исторической неправды даже сложно себе представить.

«Очеловечили»

Способ «очеловечивания» царственных и других благородных персонажей фильма заключается в следующем. Им приписываются глупые поступки, простонародные манеры, излишняя близость к народу. Так, граф Воронцов, беспрепятственно (!) проникнув в палатку к наследнику, запросто бьет его по морде. Или доктор Фишель приглашает принцессу Алису прокатиться на мотоцикле. А Аликс, как молодая рокерша, надев мотоциклетные очки, запрыгивает на заднее сидение, обнимает впереди сидящего доктора. И они от парадного входа дворца на глазах у изумленной охраны умчались куда-то за ворота. И это накануне свадьбы Алисы с наследником престола!

А сцена случки великого князя Владимира Александровича и Пьерины Леньяни прямо в артистической уборной за несколько минут до ее выхода на сцену! Интонация такая, будто бандюган в сауне пользует обычную проститутку…

Отношения самого Николая и Матильды напоминают отношения героя Ричарда Гира и героини Джулии Робертс в фильме «Красотка». Чтобы польстить народу, авторы «Матильды» убеждают зрителя, что будущий император может жениться на балерине. Единственное отличие в том, что в «Красотке» Гиру и Робертс зритель верит, а в «Матильде» вообще непонятно, с чего это они вдруг полюбили друг друга, да так, что российский трон вдруг закачался?

О любви

Конечно, ясно, что Николая II и его супругу Александру Федоровну канонизировали не за их жизнь, а за примерный уход из жизни. И зачем реально жившим приличным людям приписывать те карикатурные качества, которыми они не обладали, и те дурацкие поступки, которых они не совершали?

Ну не делала этого благородная и искренне верующая принцесса Алиса, будущая императрица Александра Федоровна! Не бегала за Кшесинской со шприцем, чтобы взять у той кровь для черной магии. Не занималась с доктором Фишелем спиритическими сеансами.

И, если сравнить фотографии реальной Кшесинской и реальной Александры Федоровны, то можно понять, почему Аликс, а не Матильда была единственной настоящей любовью наследника, а затем императора Николая II.

Сам наследник Николай еще за несколько месяцев до помолвки с Алисой Гессен-Дармштадтской в апреле 1894 года прекратил отношения с Кшесинской. Точку в этих отношениях Ники и Матильда поставили на короткой встрече сразу же после этой помолвки. Это подтверждают их дневники и воспоминания самой Кшесинской.

В фильме же показано, как Кшесинская до самой коронации Николая II и его супруги, которая прошла в мае 1896 года, пыталась воспрепятствовать ей. А сам Николай хотел жениться на Кшесинской, хотел доказать ее княжеское происхождение.

Отступил киношный Николай лишь тогда, когда узнал, что Матильда погибла в хитро подстроенном взрыве парома у ее дачи. А потом упал от неожиданности в обморок прямо на коронации, когда увидел на хорах свою «воскресшую» возлюбленную. Уронив при этом корону Российской империи. Видимо, этой «глубокой» аллегорией Учитель обосновал свой слоган: «любовь, которая изменила Россию»…

Авторы фильма по незнанию смешали до не отличия два важных государственных акта, произошедших в разное историческое время – акт венчания царственной четы (ноябрь 1894 года) и акт их коронации после окончания траура по Александру III (май 1986 года). Поэтому ни сами авторы фильма, ни тем более зрители вряд ли смогут внятно объяснить то, зачем главная героиня (не реальная Матильда Кшесинская) препятствовала проведению коронации. Если свадьба и венчание Ники и Алисы уже состоялись два года назад.

Где же хотя бы минимальная внутренняя логика самого фильма, которая, вообще-то, должна была быть. Но она полностью отсутствует. Поэтому даже спорить с Учителем невозможно. А о соответствии сценария фильма исторической правде и о том, насколько он «основан на реальных событиях», вообще нет смысла говорить.

Сергей Басаев

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.