Как избавиться от мусорных свалок на Байкале

 

Байкал. фото pixabay.com

Популярность Байкала у туристов – как с иркутской, так и с бурятской стороны – с каждым годом всё больше набирает обороты. Региональные власти за это ратуют, уповая на рост бюджетных доходов от туристической отрасли. Однако вместе с потоком отдыхающих на Байкале растут и горы мусора. Как же можно решить проблемы с большими и малыми свалками вокруг озера?

На взгляд обывателя решение вопроса лежит на поверхности – увеличить хотя бы число контейнеров, как в точках массового отдыха, так и в транзитных посёлках, наладив бесперебойный вывоз отходов. Однако, по мнению экспертов, всё не так просто и «малой кровью» тут не отделаешься. Нужен комплексный подход и долгоиграющие проекты, которые требуют значительных финансовых вливаний.

Руководитель Бурятского регионального объединения по Байкалу Сергей Шапхаев:

 Чтобы добиться хотя бы уровня Евросоюза, необходимо 65% отходов перерабатывать и 30% – утилизировать. Европейцы тот мусор, который подвергается термической обработке (и это не мусоросжигание, не стоит путать), используют как источник электроэнергии и для обустройства городских клумб.

Основная проблема у нас сейчас – в сборе мусора, делении его на три компонента и переработке. Эту проблему может решить только бизнес. Он у нас есть, но эти предприятия влачат жалкое существование, им нужно создать преференции, благоприятную инвестиционную среду, чтобы они раскрутились. Я уверен, что все эти десанты, школьники, волонтёры, которые собирают мусор, – полезно только для воспитания.

На федеральном уровне есть законодательные нестыковки, которые мешают этому сектору – начиная от отвода земельных участков до разрешения на поля фильтраций. Сейчас в Центральной экологической зоне нельзя очищенные стоки сливать на поля фильтраций, что мне кажется странным. Это всё должно быть рядом с населённым пунктом, а не в 200 км. Вот эти вещи на законодательном уровне надо разрулить, мы сейчас над этим работаем.

Региональный оператор по обращению с отходами – это тоже странное явление. Возникает монополия, но, представляете, один оператор на целую Бурятию? Должны быть в каждом муниципалитете операторы. МСУ готовы на это, но им надо дать полномочия. Также им необходимо вернуть полномочия по экологическому контролю. Всё это позволит муниципалитетам решать вопрос на местном уровне. Федеральные инспекторы просто не успевают следить за всем.

Координатор Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса, депутат Госдумы РФ Николай Будуев:

 Путь решения проблемы очевиден – необходимы мусоросжигающие заводы, нужна мусоропереработка. Что касается единой для байкальских регионов территориальной схемы обращения с отходами, то это с одной стороны, хорошая идея, но не всё так однозначно. По сути, вывоз мусора – это бизнес. Например, Бурятия поделена на четыре зоны, из них две более или менее прибыльные, а две – неинтересные для предпринимателей. В Иркутской области, наверняка, ситуация такая же. Можно было бы подумать про отдельную схему для Центральной экологической зоны, но у нас всегда есть проблема в управлении, качество его хромает. Это по всем позициям. Надо вот это решить.

Больше беспокоит ситуация с БЦБК, по сути там сейчас большая свалка токсичных отходов, шлам-лигнина. Не дай бог, там бетонная стенка одной из карт-накопителей повредится, катастрофы будет не избежать.

Ещё больше беспокоит ситуация с бытовыми стоками. Те трубы, которые есть на берегу Байкала, практически не оснащены никакими очистными сооружениями. Необходимо, чтобы каждый населённый пункт был подключен к централизованному водоснабжению, водоотведению, канализации и имел локальные очистные сооружения. Именно отсюда Байкал, в основном, загрязняется. Твёрдые бытовые отходы, конечно, проблема и её нужно решать, но вопрос коммунальных жидких отходов куда опасней.

Заместитель директора по экологическому просвещению и познавательному туризму Байкальского заповедника Ирина Лясота:

 Очень важно наладить приём раздельного мусора, мы в заповеднике этим занимаемся. У нас есть отходы, которые мы сдаём на переработку – стекло, пластик, полиэтилен, бумага, алюминиевые банки. Но делать это очень трудно, поскольку количество пунктов приёма отходов настолько ограничено, что обычному человеку сложно вывезти мусор, чтобы его сдать. А переработка позволяет сократить его количество.

Как бы мы ни старались сократить объём отходов, люди всё равно будут мусорить. В Танхое, например, большинство местных жителей часть мусора сжигают, а часть отправляют в компост. Всё остальное выбрасывается в контейнеры, потом это перевозят на свалку. Но, во-первых, отправлять отходы на полигон тоже не близко, во-вторых, свалки – не вариант, на них всё горит, загрязняя окружающую среду.

Мэр Ольхонского района Андрей Тыхеев:

 Проблему мусора надо решать с создания коммунальной инфраструктуры – это техника, контейнеры, мусороперегрузочные, мусоросортировочные станции. Это всё надо изначально закладывать в логистике. Нужны государственные инвестиции в создание коммунальных предприятий. Если будет нормально работающее предприятие, которое будет вывозить мусор отовсюду, тогда не надо будет совершать всех трудовых подвигов волонтёров.

В мире всё это уже есть, и в России тоже, просто нужна политическая воля выделить на это деньги, закупить машины. Мы не можем обеспечить вывоз мусора допотопной техникой, например. Установить контейнеры – это тоже не бесплатное дело.

То же самое с разработкой проектно-сметной документации. В Ольхонском районе должна появиться одна мусоросортировочная станция и пять мусороперегрузочных по ФЦП «Охрана озера Байкал». Проблема в том, что обязанность делать ПСД (проектно-сметная документация, – ред.) лежит на муниципалитетах, а если у нас денег не хватает на зарплату, откуда они возьмутся на проекты? Плюс, чтобы сделать ПСД, нужна муниципальная земля, например, под очистные сооружения, а на Ольхоне почти вся земля считается национальным парком, и даже, если мы найдём деньги, то некуда будет размещать объекты, раз земля не наша.

У нас в районе в пиковый туристический сезон очень большое количество мусора. Мы требуем к себе особого отношения, поскольку исторически так сложилось, что основной туристический поток всё-таки идёт в Ольхонский район и на остров Ольхон. Байкал – это федеральная собственность. У муниципалитетов нет денег, и не будет, на все мероприятия нужно федеральное финансирование. У центральной власти в отношении Крыма есть государственная политика. В отношении Байкала она тоже должна быть. Если не будет, всё так и останется, как есть. До региональной власти мы эту свою позицию доводили.

У нас есть предложение в ФЦП по охране Байкала – создать подпрограмму о комплексном развитии Ольхонского района, как той территории, куда едет основная масса туристов. Но на сегодня наблюдается «страусиная» позиция – как будто ничего не происходит, а там не так много денег надо.

Иркутский эколог Марина Рихванова:

 Больной вопрос с мусором. Основная проблема, мне кажется, в отсутствии предприятий, которые перерабатывают отходы. Если есть такие, то конечное назначение мусора понятно и имеет смысл его собирать раздельно и передавать на переработку. Для этого необходимы льготы и специальные экономические условия для них. Теоретически мусор практически весь перерабатывается – органика, почти все пластики, стекло.

Большая проблема в том, что переработчики не знают, какое у них количество отходов будет, не могут планировать свою деятельность и приобретать дорогостоящее оборудование, потому они всегда в подвешенном состоянии. Но без таких компаний никуда, без переработки всё будет сбрасываться на свалки и попадать в Байкал. Это могут быть небольшие предприятия с современным оборудованием.

На Ольхоне сейчас установлены контейнеры для раздельного сбора бытовых отходов, их передают переработчикам. Но в целом предприятия, которые организуют раздельный сбор мусора, необходимо стимулировать, иначе всё бессмысленно.

«Телеинформ»

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.