Тайна исчезновения головы профессора Цыбикова

 

115 лет назад во Владивосток в Восточный институт (ныне ДВФУ) поступил на службу будущий профессор этого института, один из первых россиян, посетивших закрытый Тибет, выдающийся монголовед Гомбожап Цэбекович Цыбиков, местонахождение головы которого до сих пор является тайной буддистских лам.

В Тибет под страхом смерти

Посещение Тибета в конце XIX века иностранцам было запрещено под страхом смерти. В 1826 году при попытке проникновения в Тибет был убит доктор Муркрофт, пробравшийся туда в одежде мусульманина; в 1893 году – француз де Рэнс. Японец Кавагучи избежал смертельной участи, но приютившие его монахи были ослеплены. Казнили и тибетцев, дававших кров индусам, пробравшимся со стороны Индии и сделавшим первые снимки загадочного Тибета.

Гомбожап Цыбиков, будучи студентом факультета восточных языков императорского Санкт-Петербургского университета, по протекции профессора-монголоведа Дмитрия Позднеева в 1899 году получил предложение от Русского Географического Общества (РГО) пробраться в Тибет под видом странствующего паломника из Монголии. Ему выдали значительную сумму денег и ручной фотоаппарат Self-Worker парижской фирмы Пипон, который он замаскировал, вмонтировав в барабан для моления.

Выехав из Монголии, Цыбиков столкнулся с интересным фактом. Буряты, опасаясь, что их не будут пускать в Тибет как иностранцев, ходили туда под видом монголов. Но монголы считали их подданными российского царя и называли «орос» – рускими. Будучи одним народом, буряты добились через ламаистский суд права называться монголами и на каждого, кто назвал бурята «орос», налагался штраф в 7 рублей.

В Тибете один из прорицателей предсказал Цыбикову, что он пройдет жизненный путь, полный труда, величия и почета. И смерть его будет так же почетна: из его черепа, который, как и у всех мудрых людей, не имеет шва, изготовят священный сосуд-чашу для жертвоприношений – габалу…

Бурятскому ученому удалось пробраться в Тибет. Поднимаясь к дворцу по 15-тикилометровой дороге, Цыбиков, как положено, сделал 6 000 поклонов, затратив на этот путь два дня. Всего он провел в Тибете 888 дней и был принят вместе с другими паломниками главой Тибета – Далай-Ламой.

Благословение Далай-Ламы

— После всех подношений Далай-Лама принял хадак и благословил меня приложением своей правой руки к моему темени, – рассказывал Цыбиков. – В это время ему подали шнурок из ленты шелковой материи, он связал узел и, дунув на него, положил на мою шею. Такой шнурок с узлом называется по-монгольски цзангя, а по-тибетски сун-дуд. Этот охранительный узел, освященный дуновением после прочтения особого заклинания, считается талисманом, охраняющим от несчастий. Я отошел в сторону, моих товарищей он только благословил помянутым способом.

Интересный бизнес обнаружил Цыбиков в самом сердце Лхасы. Перед главной святыней Тибета огромным Буддой каждый день производились возлияния и приношения едой. Вследствие чего мыши, считавшиеся священными расплодились в статуе в огромном количестве. Убивать их было запрещено, но трупы мышей, умерших естественной
смертью, считались полезными при родах. Их экспортировали в Монголию, где продавали по 10 копеек.

Из путешествия Цибиков привез библиотеку из 333 священных книг, и стал третьим человеком, снявшим столицу Тибета – Лхасу на фотопластины. Причем делал он это также в тайне.

Профессор Восточного института

Вернувшись в Россию, Цыбиков узнал, что Позднеев уехал во Владивосток ректором образованного в 1899 году Восточного института, и послал ему письмо с просьбой взять его на работу в этот институт. 1 июля 1902 года Цыбикова назначили лектором монгольской словесности Восточного института во Владивостоке.

Во Владивостоке в РГО Цыбиков показал диапозитивы и прочитал лекцию об увиденном в Тибете. Тибет поразил его страшной нищетой: «экономя табак, жители смешивают его с пеплом навоза баранов и козлов; ткач получает в день 15 коп, чернорабочий – 4, чтец молитв за день беспрерывного чтения – 20 (при цене бутылки водки в 2 копейки)».

В 1905 году Цыбиков и Далай-Лама IV встретились снова, на этот раз в столице Монголии, где Далай-Лама встречался с российскими политиками и учеными. Здесь Цыбиков выступил в качестве переводчика между представителями России и Далай-Ламой.

С1 марта 1903 года Цыбиков был назначен секретарем Конференции Восточного института, а с 23 октября 1906 года — и.о. профессора монгольского языка. 26 мая 1908 года его назначили членом правления Восточного института. Цыбиков был уважаемым профессором, кумиром студентов; писал и выпускал учебные пособия, научные книги.

Всего Цыбиков написал около 30 научных трудов, главным из которых является написанный во Владивостоке том «Буддист-паломник у святынь Тибета».

15 сентября 1917 года Цыбиков написал прошение в Конференцию Восточного института: «Вследствие приглашения меня моими сородичами забайкальскими бурятами, послужить делу национализации школы, что будет сделано в Российской республике для всех инородцев, я желаю посвятить свои силы делу народного просвещения у сородичей. Поэтому прошу освободить меня от и.д. профессора».

Уволившись из института, Цыбиков уехал в Бурятию, где занимался научной деятельностью, становлением системы образования Бурятии. Издал первый букварь для детей на бурятском языке, написал исторический «Очерк Монголии», стал профессором Иркутского университета, совершил поездку в Монголию в 1927 году.

Голова Джа-ламы

Здесь он заинтересовался историей головы Джа-ламы, который родился в Астрахани. Он отправился в Тибет, где стал священником. Вернувшись в Монголию, он развернул национально-освободительное движение монголов, находившихся тогда под управлением китайцев. В одно время с Цыбиковым он был послан русскими с подарками к Далай-Ламе, но в Тибет не прошел. Впоследствии оказал большую роль в борьбе монголов с китайцами монгольскому правительству, за что был пожалован титулом «Управляющий многими аймаками Западной области министр, досточтимый, воистину совершенно сильный дхармарадж, святой князь».

Джа-лама получил огромную власть. Однако за свою жестокость по указу императора Николая II в 1914 году Джа-лама был арестован и сослан в Астрахань, где и оставался до 1918 года. Октябрьская революция освободила его, и он вновь появился в Монголии. Здесь он собрал большую шайку и скрылся с ней в центре пустыни Гоби, где основал свою крепость. В начале 1923 года в крепость были посланы части Красной армии, и Джа-лама был убит. Его труп был сожжён, а предварительно отрезанную от тела голову в ёмкости с водкой переправили в столицу Монголии. Из-за белых волос на тёмной коже её прозвали «Белой головой». 1925 году советский монголовед Казакевич поместил ее в стеклянный сосуд с формалином и переправил диппочтой в Ленинград, в Музей антропологии и этнографии (Кунсткамеру), где её поместили как экспонат № 3394 в фонды, где она и хранится до настоящего времени. Эта голова, волею случая ставшая с 1925 года экспонатом знаменитой Кунсткамеры, лежит в запаснике музея в аквариуме, заполненном раствором формалина.

фото tv2.ru

Профессор стал атеистом

Экспедиции и постоянная работа подорвали здоровье профессора Цыбикова. Он уехал в родное село возле Агинского дацана, где стал лечиться народными методами.
Интересно, что в последнее время Цыбиков активно занимался атеистической пропагандой, писал атеистический труд о боге, но, тем не менее, построил субурган – молитвенную ступу возле своего домика. Возле нее он распорядился поставить войлочную юрту, в которой и скончался в 1930 году.

Агинский дацан того времени, как считают родственники Цыбикова, имел на профессора свои виды. Когда Цыбиков умер, ламы сделали все, чтобы заполучить останки человека благословленного самим Далай-Ламой. Цыбиков был похоронен на кладбище дацана по старому обычаю, на поверхности земли. Тогда тела умерших пеленали кусками ткани и укладывали их на деревянные подставки. Однако на следующий день после похорон родственники увидели, что тело профессора обезглавлено. Вероятно, из черепа Цыбикова сделали габалу, как и предсказывал тибетский прорицатель. Кто из лам это сделал – осталось тайной, таинственно исчезла и сама габала. Хотя ее искали многие. Возможно, агинские ламы сумели переправить габалу в Лхасу, стараясь тем самым заполучить благосклонность Далай-Ламы, или же спрятали ее у себя. Сегодня, на том месте, где когда-то было кладбище Агинского дацана, находится чистое поле.

Еще при жизни Цыбиков был удостоен высшей награды Русского Географического Общества – премии имени Пржевальского и специально отлитой золотой медали «За блестящие результаты путешествия в Лхасу», которые ему лично вручил знаменитый Семенов-Тяньшаньский. Во Владивостоке в 1908 году Цыбикова наградили орденом Св. Станислава 3-й степени (для нехристиан); в 1912 году – орденом Св. Анны III степени; в 1915 году – орденом Св. Станислава II степени.

Именем первого бурятского профессора Цыбикова названа улица в Улан-Удэ, воздвигнут памятник знаменитому востоковеду и в его родном селе Урдо-Ага.

Юрий Уфимцев

 

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.