Сонная лощина близ Диканьки

Сходили на «Гоголь.Начало». Изначально это был сериал ТНТ, а теперь будет кинопроект ТНТ-ТВ3 в четырех сериях. Потом уже сериал в восьми.

Принято вообще-то хвалить работу друзей-приятелей, а в этом фильме в работе над сценарием принимали участие Наталья Меркулова и Алексей Чупов, к которым я очень хорошо отношусь, и их работу по освоению «формата» и «жанра» очень понимаю.

Несмотря на размах и бюджет (29 млн рублей на пилотную серию), действие этого грандиозного кинополотна происходит в довольно локальном и узнаваемом местечке, а именно – в голове Александра Цекало, автора идеи фильма и главы компании-производителя. А поскольку пространства в голове Цекало хоть и много, но и ему есть предел – создателям фильма пришлось приспосабливать декорации и локации к уже имеющимся в голове Цекало кинообъектам. В частности, к фильму Тима Бертона «Сонная лощина».

И надо сказать, справились они неплохо: сельцо Диканька в фильме выглядит очень похоже на городок Сонная лощина (даже воротца на въезде в Диканьку имеются – как у всякого порядочного киносела). И развитие сюжета поэтому – раз уж так – тоже пришлось строить по лекалам «Сонной лощины». Совпадений так много, что перечислять их 
все нет никакого смысла.

В обоих фильмах в какой-то дыре происходят «ужасные убийства», в обоих фильмах есть зловещий всадник-убийца. Главный герой, в обоих фильмах нервный до чрезвычайности, отправляется, содрогаясь, в эту дыру. Там он, конечно, скачет на чужой лошади и непременно на всем скаку валится с нее, падая на спину (так удобно снимать). Затем он, понятное дело, встречает сногсшибательную девушку. В «Гоголе» ее играет актриса Таисия Вилкова, впервые ее увидел. Юлия Снигирь лучше, кстати. Он идет с ней на развалины – в «Лощине», напомню, к ее дому, а в «Гоголе» – к мельнице. И, конечно же, у них начинаются чувства. 

И так далее, и тому подобное – так и чешут один в один. Мы ждали еще силуэт всадника в лесу в контровом освещении – нате, получите. С той лишь разницей, что у нас герой Джонни Деппа спервоначалу представлен в двух лицах: самого Гоголя (артист Петров – неплохой, кстати) и следователя Яков Петровича (артист Фандорин, играемый, в свою очередь, артистом Меньшиковым).

Яков Петрович нужен для трех вещей: чтобы всячески намекать постоянно падающему в обморок Гоголю на его литературный талант, вступать в неравный бой с нечистой силой и олицетворять собой могущественную империю (для этого он все время даже не ест, а жрет).

Теперь о хорошем. Гоголь в фильме, конечно, не имеет никакого отношения к тому Гоголю, про которого можно прочесть в мемуарах и письмах современников, и о котором можно составить представление из его прозы. Сюжеты этой прозы ему, конечно же, наперебой подсказывают все эпизодические персонажи. Это в фильме не столько писатель, сколько начинающий детектив, успешно раскрывающий преступления не только путем логических умозаключений, но и путем впадения в нервический транс. В процессе транса он в беспамятстве пишет или рисует разгадки преступлений. Это называется в фильме «бог водит твоей рукой». Стало быть, бог в России в XIX веке тоже служил в Третьем отделении. Впрочем, в этом тоже нет ничего необычного: недаром ведьма (будущая), временно прикомандированная для работы под прикрытием на постоялый двор, сразу встречает важных петербургских следователей суровым приветствием: «Пройдемте!».

Гоголь в фильме – это попытка создать особого персонажа, соединяющего в себе черты героя масскульта (он связан с нечистой силой, и его боятся ведьмы, он неуязвим, живуч – в отличие от Якова Петровича, пластичен и, в общем, всемогущ) со школьным представлением о «прозе Гоголя». В этом соединении самое главное – его зацикленность на нечистой силе. Гоголь единственный всерьез живущий герой фильма. Остальные персонажи всего лишь тени, включая артистку Вилкову и даже Путкина (артист Павел Деревянко), который является Гоголю во сне и выглядит каким-то клоуном, превращаясь заодно в свинью для полной ясности. 

Убийцу, кстати, в фильме вычислить очень легко (в отличие от «Сонной лощины») — создатели страшно намекают нам на это, разыгрывая в одном из эпизодов сцену из «Собаки Баскервилей».

Единственное, что мне действительно понравилось – это замечательно угаданная авторами важность снов в жизни писателя, особенно такого, как Гоголь. Эта линия, правда, несколько банализирована тем, что Гоголь постоянно просыпается с грязными ногами, то есть, видимо, страдает лунатизмом и бродит ночами по окрестным лужам. Но само по себе внимание к иной реальности, в которой протекает важная часть жизни художника, пожалуй, даже примиряет меня с исходной посылкой проекта. Эта исходная состоит в следующем – взять «наш материал», упаковать его в западную кинотехнологическую форму – и посмотреть, что получится на выходе.

Когда Гоголь в фильме спит (даже если сон его дурацкий) – он все-таки ближе к тому Гоголю, который как-то проступает из его прозы, чем когда он бодрствует. Опять же, во сне к нему является обнаженная артистка Вилкова, что, безусловно, заслуживает внимания. А вот попробовала бы она это сделать в реальности – тут бы ее этот самый ее муж и убил уже окончательно, а не в день по чайной ложечке.

В общем, фильм громкий, смотреть страшно. Гоголь не похож, артистки симпатичные – даже странно: и откуда у них в XIX веке столько симпатичных? Джонни Депп исчезает из подсознания создателей только к концу фильма. А из произведений русской литературной классики постоянно вспоминаются детские истории, которые рассказывали перед сном в пионерлагере.

А вообще на наших глазах начинается пока невидимая, но великая битва между великой русской литературой и, условно говоря, «коммерческим форматом», который способен перемолоть что угодно, но, мне кажется, слишком недолговечен по определению, чтобы успеть ее сожрать и переварить.

Поэтому стоит посмотреть, что там дальше. И кто кого.

Владимир Демчиков

 

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.