Как пристроить Наговицына

Выдвижение в сенаторы Вячеслава Наговицына – еще одно кадровое решение врио главы Бурятии Алексея Цыденова, снижающее его рейтинг и дающее повод его недоброжелателям говорить о том, что он тянет республику в «темное прошлое».

Сегодня бывший глава Бурятии – кандидат №1 на пост члена Совета Федерации РФ, который будет представлять исполнительную власть Бурятии (главу республики) в верхней палате российского парламента.

В списке кандидатур на пост сенатора, который нынешний врио главы Алексей Цыденов представил в Избирком Бурятии среди других документов на регистрацию себя в качестве кандидата на выборах главы (в список включены также Татьяна Мантатова и экс-депутат Госдумы РФ Иринчей Матханов), Вячеслав Наговицын привлекает особое внимание.

Такая «загогулина» или «рокировочка» в духе ельцинских времен (бывшего главу в сенаторы, а на его место молодого «технократа», так сказать, «с горы») намечается сразу в нескольких российских регионах. Там, где бывшие главы остались не пристроенными.

Для пришедших в Кремль вместо команды Вячеслава Володина «технократов» Сергея Кириенко, нынешнего идеолога администрации президента России, такие перестановки кажутся вполне себе естественными и технологичными. Не выбросишь же бывших глав, которые не успели найти себе синекуру, сразу на …пенсию!

Однако население самих регионов, где кратковременное оживление в политике и экономике в связи с приходом нового лидера еще порождает лозунги типа «Время перемен!», «Пути открыты!», «Даешь супер-регион!», воспринимает эти «загогулины» с надоевшими всем бывшими главами не так спокойно. Люди задают вопрос: «А что же заставляет нового лидера делать экзистенциальный выбор в сторону прошлого?»

 Давайте, и мы посмотрим на этот выбор с такой точки зрения.

Иногда они возвращаются

Команда врио главы РБ Алексея Цыденова лишний раз старается не афишировать наличие в списке на пост сенатора кандидатуры Вячеслава Наговицына. По-видимому, понимая, что его рейтинг это не усилит.

А наоборот вызовет неприятные ассоциации с временем правления Наговицына, связанные с многочисленными коррупционными скандалами (РАЛИК, «томские свиноводы», уголовные дела и приговоры высокопоставленным чиновникам из его команды), разбазариванием бюджетных денег (при строительстве Республиканского онкодиспансера, ФСК в Улан-Удэ, на содержание самого главы Бурятии, его администрации, на сумасшедшие пенсии бывшим чиновникам), а также с провалами в экономике и с небывалым для когда-то толерантной Бурятии ухудшением межэтнических отношений.

Если в других регионах такая рокировка под лозунгами «преемственности» власти и ее «стабильности», возможно, еще может восприниматься позитивно, то в Бурятии такие лозунги звучат явно издевательски. И врио наверняка это чувствует. Недаром же Вячеслав Наговицын, поначалу мелькавший в телесюжетах рядом с Цыденовым, затем был спрятан подальше от «зомбоящика».

И в официальных агитационных материалах Алексея Цыденова на выборах главы Бурятии не упоминается тот факт, что в сентябре после выборов он назначит своим представителем в Совете Федерации экс-главу РБ Наговицына. Большинство СМИ Бурятии, переживающие период (на мой взгляд, затянувшийся) влюбленности в нового лидера, также обходят стороной тот факт, что наиболее вероятной кандидатурой на пост сенатора является предшественник Цыденова.

Но об этом громко заявляет сам пенсионер Наговицын. Перед тем, как стало известно о включении его в список кандидатур на пост сенатора от Бурятии, бывший «милый с горы» появился на телеканале АТВ с интервью, однозначно истолкованным наблюдателями в духе «иногда они возвращаются».

Напомним, что канал АТВ был прикуплен администрацией главы Бурятии еще в доцыденовский период, когда все проправительственные СМИ в Бурятии еще вели артподготовку к выборам главы республики с участием Наговицына и только запевали о том, что ему «альтернативы нет».

Выборы без выбора

Кстати, выбор в качестве сенатора Наговицына – это не первая серьезная ошибка в ходе предвыборной кампании Цыденова. Врио главы РБ предпринял открытые шаги по устранению с выборов своего главного конкурента – Вячеслава Мархаева.

Напомним, что Алексей Цыденов сдал на регистрацию в Избком Бурятии подписи троих муниципальных кандидатов, — Дамбинимы Цыренжапова (Еравнинский райсовет), Александра Васильева (Заиграевский райсовет) и Александра Стрижова (Тарбагатайский райсовет), — которые до него представил в избирком лидер коммунистов Вячеслав Мархаев. Имея при этом в запасе, как показывают документы прокуратуры Бурятии, более 100 других подписей депутатов районных советов. Так врио главы РБ фактически лишил Мархаева возможности участвовать в выборах лидера республики и превратил сами выборы в фарс и «клоунаду».

В настоящее время сам факт возможных злоупотреблений со стороны Цыденова своим служебным положением и правом на сбор подписей в период избирательной кампании ждет оценки Верховного суда Бурятии, а затем, возможно, и Верховного суда РФ.

Речь идет о том, что при сборе подписей в поддержку выдвижения кандидатов  в главы Бурятии в 9-ти районах республики представителями власти были собраны 100% подписей депутатов районных советов за выдвижение Алексея Цыденова и двух «технических» кандидатов – Сергея Дороша и Бато Багдаева. Тем самым для Вячеслава Мархаева, главного соперника Алексея Цыденова, была заблокирована сама возможность собрать в этих 9-ти районов хотя бы одну подпись.

Подписей же депутатов райсоветов в тех 15-ти районах, оставшихся доступными для Мархаева, не хватило ему для того, чтобы обеспечить в массе подписей свое выдвижение территориальное представительство депутатов районного уровня (18 районов). Подписи же упомянутых выше депутатов были признаны Избиркомом Бурятии недостоверными, поскольку эти депутаты ранее подписались за выдвижение Цыденова.

Сам факт «блокирования» в 9-ти районах сбора подписей в поддержку выдвижения Мархаева был зафиксирован в официальных ответах прокуратуры Бурятии. Эти документы уже поданы Мархаевым вместе с иском кандидата в Верховный суд РБ. Кроме того, суд должен по своим запросам получить документальные подтверждения этих злоупотреблений от 9-ти нотариальных округов в этих же районах.

В любом случае эти действия Алексея Цыденова, пока еще не накопившего реальных «добрых дел» для республики, но уже устроившего здесь «выборы без выбора», явно не забудутся. Их ему будут вспоминать в течение всего будущего первого срока главы Бурятии и сами жители республики, и даже влюбленные сейчас в него СМИ. Особенно, когда с их глаз спадет «любовная» пелена. По опыту Наговицына, это должно произойти не позднее, чем через 2-3 года после того, как «кто-то с горочки спустился».

Назначил «друзей»

В этом смысле весьма символичное нахождение самого Наговицына в команде будущего главы приблизит это будущее отрезвление, которое сам Алексей Цыденов своими действиями усиленно призывает.

Среди этих действий не только выдвижение самого Наговицына в сенаторы и профанация главных республиканских выборов, которых жители Бурятии ждали 12 лет, но и непонятные кадровые решения. Эти первые и пока еще косметические назначения, только обозначающие характер его будущего кабинета, тем не менее, достаточно ясно указывают на противоречивость природы «спустившегося».

С одной стороны, назначения в правительство и администрацию главы двух ранее неизвестных в Бурятии деятелей (назовем их «другом Даши Намдакова» и «подругой Зоригто Саханова») говорят о том, что здесь имеют место явные «подростковые»  амбиции.  Этим Цыденов как бы говорит о том, что все, кто делает карьеру здесь, в Бурятии, это все отстой, болото, и нужно упор делать на тех, кто работал и учился в Москве (намек на себя?) и показал себя за пределами республики.

С другой стороны, то, что Цыденов решил в реальной политике опираться на старые кадры – на Наговицына и его «правую руку» Петра Носкова и на бывший кабинет Наговицына, который Цыденов зачем-то посадил за парты переучиваться по методике PEMANDU, — показывает явную неопытность врио и отсутствие у него своей команды.

Отслужу, как надо, и вернусь!

 Дело в том, что до того, как «спуститься» в Бурятию Алексей Цыденов проявлял себя не как самостоятельный политик, а только как менеджер. Пусть высокого уровня,  но, тем не менее, потенциально заменяемый исполнитель. Врио главы Бурятии – его первая политическая должность с полной ответственностью за все, что делается на отведенном поле.

Поэтому вполне себе прослушивается инстинкт начинающего политика, который шепчет о том, что не надо выходить из зоны комфорта, что нужно вернуться в знакомую среду и спрятаться за решения более опытных коллег. Как раньше прятался за спину шефа – начальника, генерального директора, председателя совета директоров, председателя правления министра и т.д.

И это при всех амбициях врио и его явном намерении «вернуться в строй» – отслужить 2-3 года «в этой дыре», а затем получить наконец-то настоящую политическую должность в первопрестольной. Показав за эти два года «хорошую работу». На крайний случай – «хорошую картинку».

То есть, ровно то, что до него не удалось Наговицыну. Для которого хлебные должности в РосОЭЗе или Рослесхозе в период «тучных лет» и пика «распилов» так и не вышли из разряда «мечт», ради «сбычи» которых напрягался в Бурятии бывший глава. Как говорится, карма у руководителя в этом регионе не та…

Картинки не получится?

Небольшое отступление. К слову, анализ экономических показателей республики совсем не внушает оптимизма даже в плане подачи хорошей картинки. По данным Бурятстата, за первые полгода 2017 года (период почти совпадает со временем пребывания в Бурятии Алексея Цыденова) экономические показатели республики серьезно упали.

Первые полгода Алексея Цыденова отмечены тем, что снизилось промышленное производство (индекс 73,6 % по сравнению с январем-июнем 2016 года), упали объем работ в строительстве (индекс 64,2 %), объем продукции сельского хозяйства (индекс 96,0 %), снизился оборот розничной торговли (индекс 98,0 %). Уровень безработицы на июнь 2017 года официально составляет 9,5 %.

Правда, кушать и пить в Бурятии меньше пока не стали. В структуре оборота торговли, по-прежнему, преобладают пищевые продукты, включая напитки (в том числе, алкогольные) и табачные изделия. В то же время на рынке платных услуг населению явное оживление – сумма услуг 19,8 млрд руб., или 103,1% к январю-июню 2016 года. Но как выяснилось, за счет рост суммы коммунальных услуг (на 26,8%), цены на которые за это время значительно выросли.

Таким образом, в ближайшие годы роста республиканской экономики явно не предвидится. Даже несмотря на возможное увеличение бюджетных поступлений из Москвы, о чем Цыденов говорит на выборах. Поэтому, если в ближайшие 2-3 года (пока картинку давать легче) Цыденову не удастся пересесть в какое-нибудь кресло в Москве, то сделать это к концу его первого срока в Бурятии будет весьма проблематично.

«Рокировочки» продолжатся?

Вернемся, однако, к нашим сенаторам. Что же будет с другими кандидатами в сенаторы-представители главы и правительства Бурятии в Совете Федерации России? В частности, с Татьяной Мантатовой, которая сейчас как раз и занимает это кресло?

Вангуем! В случае назначения Наговицына на сенаторский пост у Татьяны Евгеньевны есть хорошие шансы (разведка донесла) получить такую же должность, но только уже в качестве сенатора-представителя Народного Хурала Бурятии.

В свою очередь, занимающий сейчас кресло представителя парламента Бурятии в Совете Федерации РФ Александр Варфоломеев (еще потаповский кадр), возможно, рассматривается как кандидат на пост первого зампреда в будущем кабинете Алексея Цыденова. Вместо отсидевшего на этой должности при двух бурятских президентах, ранее непотопляемого Иннокентия Егорова.

Ну, так куда же нас ведет Алексей Цыденов?

Сергей Басаев

 

Смотрите также:

2 комментария

  1. ХМ.:

    В общем-то все верно описано. Концовка только подкачала. КАк НХ будет Георгича и Сената выковыривать?
    «нет у них методов против коськи Сапрыкина», пока сам заявление не подаст

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.