Почти на краю земли

Гора Ундэр Баабай в Закаменском районе / Фото: Владимира Тюменцева

Гора Ундэр Баабай в Закаменском районе / Фото: Владимира Тюменцева

До Закаменска мы ехали 403 километра. А потом еще 77 километров по безлюдному серпантину до Санаги — вверх по горам, заросшим вековыми деревьями. Я спрашивал у соседей, в какой затерянный мир мы едем? Ведь там, наверняка, нет жизни, кроме диких животных.
Но вот показались яки разной масти, фермы, не заброшенные, и потом началась Санага. Это большое, обширное село со школой, домом культуры, со своим дацаном. Дорогу в дацан делали новую. И рядом строился новый дацан — кирпичный, красивый.
В селе, наверное, около пятисот дворов. Как они живут среди суровых лесов, рек, туманов, вдалеке от цивилизации? Оказывается, хорошо. Живности у них много всякой — от баранов до яков, пашни засеиваются. Живут здесь люди трудолюбивые.
Меня попросили, как и других депутатов Хурала, тоже речь толкнуть. Начал по-русски, но лучше на бурятском, сказали мне. У иркутских бурят всегда тройственное, даже напряженное отношение к языкам. С детства я говорил только по-бурятски. И до 10-го класса кое-как выучил русский язык. Четыре года я был всего один бурят на всем химическом факультете Иркутского государственного университета. На первом курсе часто путал мужские и женские рода, а также падежи. И вот в Бурятии осваиваю местный язык — с грехом пополам.
И моя сумбурная речь вперемешку всех бурятских диалектов мне самому иногда непонятна. Но санагинцы улыбались, аплодировали, особенно когда я вместо «баярлаа» сказал «баяртай», перепутав эти слова.
На память о горной, но теплой Санаге у меня осталась картина. На ней изображена женщина на коне в зимнем лесу.
Не меньше меня удивил Цакир, который на 21 км ближе к городу, чем Закаменск. Удивил сначала превосходным обедом — позами, которые варятся в бульоне, как пельмени, лесным земляничным вареньем (я думал, что земляника только у нас в Иркутской области растет), хлебом домашним, сметаной и грибами. Все блюда были приготовлены из местных продуктов.
И везде бурятский язык, как будто я дома оказался в своей родной деревне. У нас ведь даже русские говорят на бурятском. Все надписи в школе, интернате на бурятском языке, пожелания приятного аппетита, хороших оценок и т.д. Мне кажется, это здорово! Красив ведь наш родной язык! Во всех школах нашего города, республики стоило бы написать такие благопожелания на бурятском языке. Может нашим детям это понравится и пригодится.
30-метровые лиственницы растут вокруг и внутри стадиона, где депутаты Хурала для своих земляков организовали спартакиаду. Наверное, не меньше 300 детей бегали, прыгали, играли, пели. И я пробежал с ними по улицам Цакира кросс 3 или 4 километра.
А какие виды с гор открываются на реку! Так и хочется петь. Очень обрадовало нас, что в Закаменском и Джидинском районах почти все поля обрабатываются, живность ходит по пастбищам. Люди не потерялись в наше сложное время.
Бато Цырендондоковича здесь все принимают с теплом. Вспоминают те времена, когда он руководил там маленькими и большими хозяйствами, как вместе учились выживать в 80-90-е годы. Эта многолетняя, непростая совместная работа помогла многим сейчас встать на ноги. А самому Семенову Б.Ц. это дает право говорить от их имени, озвучивать замыслы, с трудом, но претворенные в дела. Ведь многое достигнутое придает силу и уверенность.
Я очень рад, что был в гостях у сильных, смелых, работящих людей! Пусть Ваша прекрасная природа будет благосклонна и помогает в хороших урожаях, надоях, чтобы хватало хлеба и мяса растить детей в не затерянном мире! Мы все в основном оттуда, из сельской глубинки и стараемся не терять связь со своими корнями. Очень часто я думаю, что жизнь на земле, каждодневный обязательный труд, иногда тяжелый, честнее моего в городе, искусственного во многом, тщеславного. Живите всегда хорошо Санага и Цакир!

Михаил Гергенов

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.