Как в Бурятии возник так называемый энергопопулизм

energia_save

Радостные рапорты о снижении энерготарифа для населения Бурятии на 6% с 1 июля 2016 года сильно скрасили конец лета для избирателей, которые решали, за кого им голосовать на думских выборах 18 сентября. Победу над тарифом себе приписали практически все — и правительство Бурятии, и Республиканская служба по тарифам (РСТ), и даже ОНФ. Однако на самом деле это было никакое не снижение, а, скорее, хитрая операция с цифрами.

Напомним, что с 1 июля тариф на электроэнергию для населения Бурятии снизился на 6% — с 3,052 рубля за 1 кВт/ч до 2,87 рубля. Следующий этап снижения энерготарифа, согласно обещаниям властей, должен произойти с 1 января 2017 года.  

Сезонные колебания

Как говорят специалисты, на оптовом рынке электроэнергии (ФОРЭМ) происходят постоянные сезонные колебания стоимости электроэнергии, например, в феврале 2016 года 1 квт/ч мог стоить 2,55 рубля, а в июне — 1,55 рубля. Эти ценовые колебания не сказываются на энерготарифе для населения, поскольку его принимают на довольно длительный период. Зато колебания цен сказываются на энерготарифе для юридических лиц, которым счета за электроэнергию выставляются с учетом ежемесячного регулирования.

Аналитики энергетического рынка Бурятии высказывают предположение о том, что сезонное колебание (в данном случае понижение цены энергии на оптовом рынке) и было выдано за снижение энерготарифа для населения. Ведь все тут просто — отнимаем разницу между максимальным и минимальным значениями цены энергии (соответственно в феврале и июне), и вот вам снижение энерготарифа. И не надо убеждать президента страны Владимира Путина понизить энерготариф, не надо проводить различные совещания. Хотя кто только не пропиарился на данном «снижении».

Вспомним, что нам долго и радостно рассказывали, как глава РБ Вячеслав Наговицын встречался с президентом РФ, и что в правительстве РФ давалось поручение по снижению уровня энерготарифов.

Впрочем, РСТ, скорей всего, понимало, что такое, мягко говоря, «жульничество» заметно невооруженным глазом, поэтому вынуждено было реально снизить энерготариф для населения  на 18 копеек. Вроде бы совсем немного, однако, если посчитать в масштабах всей Бурятии, то получаются довольно значительные деньги. Эти затраты не потянет никакой бюджет. Как же чиновники вышли из положения?

Потери сетевых компаний

Дело в том, что потери электроэнергии при ее передаче по сетям до потребителя включаются в энерготариф. Эти потери неизбежны, но они все-таки имеют свой предел. Как правило, сетевые компании в конце года подсчитывают все потерянное электричество, чтобы затем включить его стоимость в тариф. И РСТ настояла на том, чтобы сэкономленные 18 копеек с текущего тарифа сетевики вписали в эти потери. Так, цена утраченной электроэнергии искусственно увеличивается – на следующий год, поэтому пока потребитель этого никак не ощущает.

— Разница между расчетной и реальной стоимостью потерь ложится на сетевые компании. Через год они должны будут заявить ее как выпадающий доход. Однако в реальности не смогут получить компенсацию через тариф, так как этого не допустит его верхняя граница, которая определяется правительством России, — говорят эксперты.

И это «достижение» правительства Бурятии по снижению тарифа населению, скорей всего, аукнется всем жителям Бурятии в 2018 году. А сетевые компании, похоже, за счет этих 18 копеек недополучат свою выручку.

За счет бизнеса

Разрекламированное снижение энерготарифа для населения в Бурятии, кроме этого, обернулось повышением энерготарифа для предприятий малого и среднего бизнеса. В июле текущего года предприниматели, которые получают электроэнергию по уровню среднего второго напряжения (СН2), увидели, что расходы на электроэнергию выросли почти на 50 коп. за 1 кВт/ч, по низкому напряжению (НН) — почти на 58 коп. При этом некоторые предприниматели говорят о том, что за июль энергия на НН подорожала более чем на 70 коп.

На этих уровнях напряжения — СН2 и НН — в основном находятся предприятия малого и среднего бизнеса, связанные с оказанием услуг и торговлей. Соответственно, бизнес не готов нести убытки из-за этого повышения, поскольку и так находится в тяжелых условиях. И бизнес начинает компенсировать свои затраты на повышение стоимости электричества за счет повышения цен на товары повседневного спроса и услуги, причем «с запасом». Таким образом, общий рост цен на потребительском рынке приводит к тому, что в целом жители Бурятии из-за подорожания товаров и услуг теряют больше, чем если бы платили по прежнему энерготарифу. В результате такое снижение энерготарифа для населения бьет по самому же населению.

Кроме того, электроэнергию на Н2 и НН получают также объекты образования, здравоохранения и соцкультбыта. А это школы, поликлиники, больницы, учреждения культуры и т.д. В этой связи наносится ощутимый урон бюджетам всех уровней, из которых финансируются расходы бюджетных учреждений и организаций.

И когда власти говорят о том, что снижение энерготарифа продолжится в конце 2016 года, возникают опасения, что это «снижение» опять будет производиться за счет малого и среднего бизнеса. Хотя совершенно понятно, что надо снижать «сетевую маржу» такого гигантского предприятия, как, скажем, «МРСК Сибири».

Александр Михайлов


На этих уровнях напряжения — СН2 и НН — в основном находятся предприятия малого и среднего бизнеса, связанные с оказанием услуг и торговлей. Соответственно, бизнес не готов нести убытки из-за этого повышения, поскольку и так находится в тяжелых условиях. И бизнес начинает компенсировать свои затраты на повышение стоимости электричества за счет повышения цен на товары повседневного спроса и услуги, причем «с запасом».

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.