Моя удивительная родина

amcvvtejspi-1

После небольшого рассказа, опубликованного в №24 «Байкальской правды», меня спрашивают: «а не приврал ли я там про рыбалку и ягоды?». Нет, и это только маленькая часть удивительных мест моей малой родины.

Один раз мы ловили неводом длиной около 80 метров рыбу в Улейском заливе. Папе этот невод трофейный достался от приморских наших соседей, как — я не буду рассказывать. С каждого конца невода тянуло человек по 5 — 7, но в конце захода невод встал. Это обычное явление — зацепился за какую-нибудь корягу на дне залива. Нас, маленьких, пустили проверить и освободить от затора. Но затора не было, просто невод был весь полон рыбы. Улейские ребята пригнали упряжки лошадей с телегами от «Беларуси», бортовой ГАЗ-52. Все загрузили ведрами, прямо с речки из невода таская рыбу. Шустрые ребята. А мы с папой успели только багажник нашего «Москвича-412» загрузить полным.

Рыба в Братском водохранилище есть всякая. Все это лето мои племянники острогой ловили сазанов, сомов, карпов, каждый вечер с фонариками. Старший брат Валера ловит и сейчас сетями, при этом ячея сетей минимум 50 — 60 мм, чтобы мелочь не попадалась — чистить ее муторно. Мой папа, Денис Михайлович, ранней весной, когда сходил лед и рыба поднималась с водохранилища вверх по Хайгинской речке, удхуром вытаскивал ее. Потом, посадив меня в сетку удхура (мне было года 3 — 4), а мешок с рыбой закинув на другое плечо, шел домой.

Что касается ягоды, ее в этом году уродилось очень много, такого изобилия мало в какие годы было. Наша знаменитая святая гора Удоктай, в подножии называющаяся почему-то Китайской шляпой, была вся украшена земляникой. Зэдгэнэ, по-нашему. Едешь по этим неимоверным полянам, километрами раскинувшимся на берегу нашего моря, и выбираешь, где она гуще, крупнее. Собирали обычно на нашу семью 30 — 40 ведер за две недели. Когда были мама с папой, в иные годы собирали и намного больше. А как ее чистить — это же целая беда! Каждой ягодке надо хвостик оторвать — сколько времени, сколько терпения! Иногда мы с папой специально часов в 19.00 на нашем желтом «Москвиче» уезжали на охоту, на солонцы, оставив этот труд женщинам. А как мама ночью начинала варить варенье, какой стоял аромат! Специально на улице для варки построена была печка, и я, отхончик, всегда первым пробовал наше варенье из зэдгэнэ. А утром опять за ягодой. Но сперва огромные бутыли с вареньем по 30 литров каждый спускали осторожно в огромный глубокий подвал на веревках.

Грибы собирали мы мешками, багажниками. Может, где-то и есть еще такие места, где в радиусе 3 — 5 км можно охотиться, рыбачить, собирать ягоды, грибы.

Летом в нашем Ново-Ленино всем селом мы устраивали праздник «Зоохэ наадан». Собирали с каждого двора сметану, сливки, старшеклассники устраивали огромный костер за селом над рекой, и часов в восемь вечера наши бабушки начинали варить саламат для всего села. Они надевали свои бурятские национальные костюмы, пели, танцевали ехор, вспоминали молодость. А мы играли, пели, дрались, влюблялись. Хорошо, что в последние годы этот праздник возобновили. Вот немного из того, что есть у меня на родине, в Ново-Ленино.

С востока и юга окружено морем, с севера и запада — равнинами и горами, у каждой горы есть свое имя. Кто не верит мне, приезжайте удостоверьтесь. Можно приехать не только летом, но и весной, когда идет рыба.

К моему папе, заядлому рыбаку и охотнику, а также неутомимому сборщику всего, что растет в лесу, лет 20 тому назад прибежали дети. Они с испугом сообщили, что в наш залив заплыли то ли киты, то ли акулы. Они их испугались и выскочили из реки. Мы с папой побежали к заливу — это метров всего 400 от дома. И там на самом деле увидели огромных рыб. Конечно, мы сразу за неводом. Пришли с ним, но эти громадины проламывали невод, некоторые перепрыгивали. Но с третьего-четвертого раза мы поймали одну такую рыбину. Долго изучали ее, звонили и выяснили — это сазан! Ловить их трудно, и мы больше ловим лещей. Много, боюсь даже сказать, сколько. Всем хватит.

И осенью, примерно в это время, можно приехать — черника, голубица, брусника, облавные загоны, море уток. Первую утку я добыл, когда ружье было по росту больше меня. После каждого выстрела падал пятой точкой от отдачи в море наше. Ни в какие стройотряды я не ездил, всегда тянуло домой. На родину, к маме.

Михаил Гергенов

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.