Почему в Бурятии не спешат добывать металл будущего

Ермаковское месторождение (1)

В Бурятии не разрабатываются месторождения, на которые в свое время получили право пользования структуры, аффилированные с депутатом Госдумы РФ от Бурятии Михаилом Слипенчуком. Каждое из этих месторождений является уникальным, а, к примеру, Ермаковское месторождение является стратегическим для нашей страны.

На территории республики существует несколько дочерних предприятий ООО «ИФК «Метрополь». Это ООО «Техпроминвест», ООО «Озерный горно-обогатительный комбинат», ООО «Назаровское», ООО «МВС-Геологоразведка», ООО «Ярууна инвест», ООО «Талинский угольный разрез», ООО «ИнвестЕвроКомпани». И в настоящее время эти предприятия в свое время получили право пользования десятью (10!) участками недр в республике. И по ряду лицензий выявлены факты несоблюдения лицензионных условий. На этих участках не достигнуты проектные показатели и якобы даже отсутствуют проекты разработки участков.

Единственное рентабельное месторождение

«После открытия в 1964 году, разведки и начала разработки в 1979 году Ермаковского месторождения проблема минерально-сырьевой базы бериллия в нашей стране была успешно решена». Эта цитата из Википедии создает впечатление, что успешное решение в 1979 года проблемы бериллия действует и поныне. Но проблема решена… лишь в принципе.

Дело в том, что Ермаковское месторождение эксплуатировалось десять лет – до 1989 года. И все бериллиевые успехи страны, в основном, относятся к этому «золотому десятилетию». С 1989 года по настоящее время на Ермаковском месторождении, которое является единственным в России пригодным для рентабельного освоения, не ведется никаких работ, связанных с добычей фтор-бериллиевых руд.

Бериллий (Be) – рассеянный редкоземельный металл, атомный номер – 4, атомная масса – 9,02, плотность – 1.85 г/см3. Это твердый, но хрупкий металл серебристо-белого цвета. Одновременно обладает легкостью (плотность 1,845 г/см³), прочностью и высокой температурой плавления (1285ºС). Способен сохранять свои свойства при температуре 700–800ºС. Легко образует сплавы со многими другими металлами, повышая их твердость, прочность, жаростойкость и коррозионную стойкость.

Бериллиевый мир

В настоящее время Россия не добывает и не производит бериллий, который жизненно необходим ядерной и оборонной промышленности. Россия закупает его на мировом рынке, где основными игроками являются США и Китай. Эти же страны вместе с Мозамбиком лидируют в добыче стратегического металла. Всего три предприятия в мире имеют полный цикл производства бериллия: Brush Engineered Materials Inc (США), SKS (Китай) и АО «УМЗ» (Казахстан). Экспортируют бериллий США и Казахстан. Китай полностью использует металл для своих нужд, а также импортирует значительные объемы бериллия.

Резервные запасы бериллия на случай затяжного ядерного конфликта передовые страны начали формировать после изобретения ядерного оружия. В СССР в оборонную промышленность уходил весь добываемый и произведенный в стране бериллий. Тогда его добывали на Малышевском (Свердловская область), Завитинском (Забайкальский край), Ермаковском (Бурятия) и Пограничном (Приморский край) месторождениях. А производство было размещено на Ульбинском металлургическом заводе (УМЗ) в Казахской ССР. На этом предприятии концентрат перерабатывался в гидроксид бериллия, из которого затем получали металлический бериллий, керамику и др.

С распадом СССР добыча и производство бериллия в России были прекращены. Теперь Россия получает стратегический металл при помощи импорта, затраты при этом составляют около 800 млрд руб. в год. А при заметно повысившемся курсе доллара затраты на импорт бериллия значительно выросли.

Возникла довольно странная ситуация, когда Россия, имея успешный опыт эксплуатации фтор-бериллиевых месторождений, продолжает по инерции реализовывать конверсионный сценарий образца 1989 года — года принятия решения об остановке эксплуатации Ермаковского месторождения, и, по-прежнему, закупает стратегический металл в США, Китае и Казахстане.

Низкое сечение захвата нейтронов

Бериллий обладает самым низким сечением захвата нейтронов и самым высоким сечением их отражения. Что это значит? Излучение, вызванное процессом распада тяжелых металлов (уран, плутоний, радий), вызывает радиационное распухание любых металлических конструкций. В первую очередь это касается деталей, которые непосредственно контактируют с источниками жесткого радиационного излучения, например с оболочками реакторов и отражателями ядерных зарядов.

Только бериллий обеспечивает конструкционную стойкость деталей машин и механизмов в ядерном вооружении и атомной промышленности. Кроме того, использование бериллия повышает чувствительность медицинских и исследовательских приборов, дает возможность для создания устройств для рентгенолитографии при производстве микроэлементных схем.

Также при добавлении бериллия в небольшом количестве в основной металл можно получить сплавы, обладающие одновременно высокой прочностью и пластичностью. К примеру, медь обладает высокой электропроводностью, однако ее мягкость сильно ограничивает использование в качестве конструкционного материала. А добавка бериллия в медь (от 0,4 до 2,0%) придает новому сплаву чудесные свойства. При закалке сплав пластичен и при штамповке принимает любую форму. Но при последующем нагреве сплав приобретает прочность и упругость стали, сохраняя прекрасную электропроводность.

В общем, это металл будущего. Как алюминий был металлом XX века, позволив создать авиацию, так бериллий является металлом будущего, при помощи которого новая промышленная революция изменит лик цивилизации.

Очень нужный металл

Как говорилось выше, в России импорт бериллия и использование резервных запасов – основные источники обеспечения отечественной промышленности и науки металлическим бериллием и содержащими бериллий материалами. Более того, геополитическое противостояние приводит в действие жесткий сценарий, направленный на ограничение технологического развития России. В этом плане наша страна может рассчитывать лишь на Казахстан, как наиболее надежного среди стран-поставщиков бериллия.

Да, принимались меры по обеспечению сырьевой безопасности страны. Одной из первых программ развития была ФЦП «Добыча, производство и потребление лития и бериллия. Развитие производства тантала, ниобия и олова на предприятиях Министерства РФ по атомной энергии» («Программа «ЛИБТОН»). Она была принята в 1996 году. С ее помощью планировалось создание до 2012 года на базе Забайкальского ГОКа промышленного комплекса по добыче и производству лития, бериллия, тантала, ниобия и олова. Однако из-за отсутствия финансирования программа была прекращена.

В 2010 году в рамках госпрограммы «Развитие промышленности и повышения ее конкурентоспособности» была разработана подпрограмма «Развитие промышленности редких и редкоземельных металлов». По этой подпрограмме до 2017 года планировались разработка и создание опытно-промышленного производства металлического бериллия чистотой не менее 99,5% в количестве 10 тонн в год (шифр «БЕРЛИТ»). Однако объемы финансирования для создания высокотехнологичной отрасли не вызывают оптимизма, ведь производство бериллия является чрезвычайно дорогостоящим из-за высокой токсичности металла и сложности химико-технологических процессов.

Тем не менее, в 2014 году в Томске были произведены первые граммы бериллия, произведенные путем применения собственной технологии учеными Томского политехнического университета (ТПУ) и ОАО «Сибирский химический комбинат» (СХК, предприятие госкорпорации «Росатом»). ТПУ выиграл конкурс Минпромторга РФ и получил 150 млн. руб. для разработки технологии производства металлического бериллия на базе СХК – от переработки сырья до производства слитков. Ученые планируют работать на сырье из Росрезерва, но рассчитывают и на сырье Ермаковского месторождения в Бурятии.

Есть планы по добыче бериллия на Урале – на Малышевском месторождении. Там уже ведется добыча, однако пока из добытой породы только извлекают изумруды, остальное идет в отвал. Тем не менее, там готовится техническо-экономическое обоснование на добычу бериллиевой руды и ее обогащение до бериллиевого концентрата. Для развития производства и выхода на мощность в 400 тыс. тонн руды в год предприятию необходимо инвестировать в производство около 2 млрд. руб.

А что с Ермаковским месторождением?

Ермаковское флюорит-бериллиевое месторождение расположено в Кижингинском районе Бурятии, в 9 км севернее поселка Новокижингинск. В 1979–1989 годах на месторождении работал Забайкальский ГОК, извлекший около 47 % запасов руды. Обогащение руды осуществлялось на обогатительной фабрике в поселке Первомайский в Забайкальском крае методом флотации с получением бериллиевого и флюоритового концентратов. Добытая руда большегрузными самосвалами доставлялась до железнодорожной станции Бада, откуда по железной дороге отправлялась на Забайкальский ГОК для дальнейшей переработки.

В 2005 году лицензию до 2025 года на продолжение разработки месторождения получило ООО «Ярууна Инвест» (группа компаний «Метрополь», аффилированная с депутатом Госдумы РФ Михаилом Слипенчуком). Был разработан проект строительства  на месторождении ГОКа для извлечения оставшихся запасов в контуре открытой добычи и получения флотационных концентратов. Возобновление эксплуатации месторождения не требует значительных капиталовложений, поскольку на нем сохранилась необходимая инфраструктура. Однако с 2005 года на месторождении не проводилось никаких значимых работ.

В 2012 году было объявлено о начале инвестирования в проект создания вертикально-интегрированной компании полного цикла по добыче и переработке бериллия в рамках соглашения между ОАО «РОСНАНО» и ООО «Корпорация «Металлы Восточной Сибири». Общий бюджет проекта объявлялся порядка 7 млрд рублей, включая софинансирование РОСНАНО в размере 3,5 млрд рублей. Но не получилось.

В мае 2014 года гендиректор и совладелец «Нефтехиммаша» Максим Макарчук рассказал о подписании соглашения о производстве металлического бериллия. Документ подписали представители ГК «Метрополь», казахская госкорпорация «Казатомпром», в ведении которой находится Ульбинский металлургический завод, и компания «Нефтехиммаш», владеющая Забайкальским ГОКом. И это соглашение вполне соответствует новому экономическому пространству, объединяющему бывшие страны Советского Союза — ЕАЭС.

Для запуска проекта планировалось всего 200 млн руб. и завершение процедуры банкротства на ЗабГОКе.

Это соглашение предполагало ежегодную добычу в объеме 50 тыс. тонн руды. Если ориентироваться только на открытую добычу 764 тыс. тонн руды (запасы по категории С1), то запасов на Ермаковском месторождении хватит примерно на 15 лет работы. К тому же запасы месторождения по категории С2 позволяют эксплуатировать месторождение еще около 12 лет.

Таким образом, вновь введенное в эксплуатацию Ермаковское месторождение могло бы обеспечить дополнительную занятость населения Кижигинского района в течение примерно 25 лет, что, безусловно, положительно повлияло на социально-экономическую ситуацию в районе, а у республики появилась бы еще одна интеграционная цепочка, способная сделать экономику Бурятии более стабильной.

Итак, по Ермаковскому месторождению можно подводить промежуточные итоги, которых, к сожалению, скорее, нет. ГК «Метрополь» на этом месторождении, как и на других  месторождениях в республике, активности пока не проявляет. «В принципе решение» и «в принципе обеспечение страны» пока не являются реальностью ни для Ермаковского месторождения, ни для Бурятии, ни для страны.

Все это – более чем достаточный повод для пересмотра деятельности недропользователя на Ермаковском месторождении, как на уровне республики, так и на российском уровне. Ведь, кроме обеспечения потребностей отечественной промышленности в стратегическом металле, выход российского бериллия на мировой рынок может пошатнуть позиции американских компаний.

Александр Михайлов

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.