Миссия: расколпашить. Знатный рейдер Сергей Ивасюк нашел очередную жертву

Мострострой-9

Около месяца назад в криминальных сводках Иркутска появилась знакомая в определенных кругах фамилия – Сергей Ивасюк. Человек с богатым криминальным прошлым, попадавший в поле зрения правоохранительных органов по имущественным и экономическим преступлениям, а также в связи с незаконным хранением боеприпасов, нынче сам оказался… потерпевшим.

Как он сообщил сотрудникам полиции и следственного комитета, его избили, ранили из травматического пистолета, похитили, поместили в клетку – в общем, обошлись крайне негуманно. Этот инцидент и сам Ивасюк, и люди из его окружения связывают с его деятельностью вокруг крупной строительной компании ЗАО «Мостострой-9», находящейся сейчас в процедуре конкурсного управления.

 

Бурная молодость

Прежде чем попытаться определить роль Ивасюка в возможной судьбе бамовского предприятия «Мостострой-9» и дать оценку похищению Сергея Дмитриевича, обратимся к фактам недавней истории.

Молодые годы Ивасюка были достаточно бурными. Известно, например, что в августе 2000 года он был задержан в собственной квартире во время операции «Вихрь-Антитеррор». Она проводилась в рамках расследования уголовного дела по ст. 158 ч.2 УК «кража, совершенная  группой лиц по предварительному сговору». В ходе обыска правоохранители нашли 131 патрон. От кого собирался отстреливаться Ивасюк неизвестно, но уголовное дело по достаточно серьезной статье 222 ч.1 УК «незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия и боеприпасов» в отношении Ивасюка было возбуждено.

Впрочем, чего не бывает по молодости! Многие делают определенные выводы от первых тесных встреч с представителями силовых структур и больше не попадают в их поле зрения. Но не таков Сергей Дмитриевич Ивасюк! Не прошло и двух лет, как в июле 2002 года Ивасюка задерживают сотрудники ОБЭП города Иркутска. На этот раз интерес правоохранителей к личности Сергея Дмитриевича был связан с его деятельностью на должности конкурсного управляющего Негосударственного Пенсионного Фонда «Байкал». Как следует из материалов дела, Ивасюк «использовал свои полномочия вопреки законным интересам фонда и кредиторов, злоупотребил полномочиями и допустил отчуждение  имущества  и денежных средств».

 

Деньги стариков

История развала НПФ «Байкал» выглядит настолько поучительной, что на ней стоит остановиться особо. Начнем с того, что, по мнению многих, этот пенсионный фонд имел все признаки финансовой пирамиды. Средства стариков и людей предпенсионного возраста привлекались под высокие проценты. В итоге, как и любая другая пирамида, НПФ «Байкал» со временем прекратил выплачивать деньги. Акционеры, – а ими были все те же старики – заволновались, обратились в соответствующие инстанции, и в фонде было введено внешнее управление.

Конкурсным управляющим был назначен Сергей Ивасюк.

— Логика работы конкурсного управляющего достаточно очевидна, — говорит Ильдус Галяутдинов, занявшийся делами «Байкала» после Ивасюка. – Она должна сводиться к попыткам спасти само предприятие, чтобы инвесторы получили вложенные средства плюс дивиденды. Необходимо найти схемы, которые смогли бы вывести предприятие из кризисного состояния. Ивасюк, с моей точки зрения, этим вопросом совершенно не занимался. Он тянул резину, не совершая те ходы, которые, что называется, лежали на поверхности. Сознательно он поступал так, в чьих-то интересах, или от отсутствия профессионализма? Судить сложно. У меня, конечно, есть свои предположения, но доказать я их не смогу.

Ильдус Галяутдинов уверен: был немалый шанс спасти средства пенсионеров, если бы конкурсный управляющий, например, привлек к ответственности учредителей. Но Ивасюк этого не сделал. Вместе с тем, не принимая никаких мер по оздоровлению ситуации, Ивасюк не забыл вывести из НПФ «Байкал» даже те, прямо скажем, небогатые ресурсы, которые на момент его прихода были. Исчезло имущество, акции АНХК, а также вся документация.

— Приезжаю на прием документов, — рассказывает Ильдус Галяутдинов, — а Ивасюк говорит: «У меня их украли. Они были в подвале, воры вскрыли, утащили папки, возбуждено уголовное дело». Я затребовал акт, но так его и не получил.

Конкурсный управляющий, который дорожит своей историей, своим реноме, так поступать не стал бы, считает Ильдус Галяутдинов. «С моей точки зрения, — говорит он, —просматривалась попытка прикрыть неблаговидные дела этого процесса. Многое в этом деле было неслучайно – и выбор именно этого управляющего, и та позиция, которую он занимал».

 

«Акционеров тупо развели»

Исходя из позиций здравого смысла, Сергея Ивасюка после столь блистательного провала  на ниве конкурсного управления НПФ «Байкал» должны были, как минимум, исключить из реестра конкурсных управляющих и на пушечный выстрел не подпускать к этой работе. Однако в начале «нулевых» сама система конкурсного управления проходила становление, и многие очевидные, казалось бы, вещи, не были предусмотрены. В итоге спустя пять лет Ивасюк в статусе конкурсного управляющего объявился в Киренске.

Понятно, что объявился не просто так, а в надежде получить очередной солидный куш. В мае 2007 года было признано банкротом ОАО «Киренский речной порт». Конкурсным управляющим был назначен Сергей Ивасюк. Как оценивают жители Киренска его деятельность по оздоровлению ситуации на одном из социально значимых предприятий города?

Сначала мы просто пообщались с людьми на улицах города. Понятно, что историю с Киренским речным портом местные жители знают лишь в общих чертах, какими-то подробностями не владеют. Зато все в один голос рассказали, как на Лене внезапно исчезли пассажирские суда – знаменитые корабли типа «Полесье», которые были визитной карточкой северных речных перевозок. Те суда, которые здесь периодически появляются, приписаны уже не к Киренску, а к Усть-Куту. Местные грузовые перевозки прекратились совсем. Для Киренска, который стоит на двух берегах Лены, отсутствие своего флота – настоящая катастрофа. Кто творец такой ситуации, знают немногие. И лишь единицы из этих немногих согласились поговорить с ними на эту тему.

– Я не стал бы сейчас давать оценок относительно причин, повлекших банкротство Киренского речного порта, – говорит Сергей Ивченко, бывший генеральный директор еще одного речного предприятия Киренска – Алексеевской РЭБ флота, ныне депутат районной думы. – Если бы им дали рассрочку по платежам, они бы, конечно, рассчитались. Но этого сделано не было во многом из-за действий внешнего управляющего. В итоге, конкурсный управляющий Сергей Ивасюк полностью захватил все имущество данного предприятия за три копейки. И тут же перепродал за сумму в десятки раз большую.

– Речной порт планово растащили по кускам, а потом обанкротили, – считает Владимир Кузаков, бывший сотрудник ОАО «Киренский речной порт», один из акционеров предприятия. – Всех акционеров тупо развели. Они до сих пор пытаются судиться с руководством КРП, с государством, ищут конкурсного управляющего – деньги-то где наши? А денег нет. Кто-то хорошо «наварился» на этом деле.

– Это был классический рейдерский захват предприятия, – уверен генеральный директор ОАО «Киренский речной порт» Александр Чигряй. – Я считаю, что именно это и называется преступным бизнесом. Купить любыми путями какой-то должок – вшивенький, дохленький, потом приходить к конкурсному управлению и начинать мозг выносить. Если честно, я уже устал на эту тему говорить. В интернете лежит материал, где все подробности этой истории расписаны по полочкам. Посмотрите – там все, от первого до последнего слова, – правда.

 

Что пишут в интернете?

Мы, естественно, воспользовались советом Александра Дмитриевича и заглянули в мировую сеть. История ювелирной работы Сергея Ивасюка по развалу Киренского речного порта, действительно, расписана во всех подробностях. Позволим себе процитировать некоторые отрывки.

«На момент признания Киренского речпорта банкротом имущество этого предприятия оценивалось более чем в 100 миллионов рублей. Сюда входили объекты недвижимости и речной флот, насчитывающий более 20 единиц. Общая же сумма требований кредиторов составляла 94 миллиона рублей. Поэтому, даже не занимаясь оздоровлением финансово-экономической деятельности предприятия-банкрота, при условии реализации активов речпорта по реальной цене, долги можно было погасить сразу и без проблем. Однако активная деятельность Сергея Ивасюка в качестве конкурсного управляющего речпорта, как выяснилось позже, была направлена на решение задач, весьма далёких как от стабилизации экономической обстановки в ОАО «Киренский речной порт», так и от расчётов с кредиторами. Если обратиться к истории банкротства, то, похоже, что все усилия арбитражного управляющего Ивасюка были нацелены исключительно на продажу имущества должника по заниженным ценам подконтрольным участникам спецоперации по разорению речпорта.

На начальном этапе процедуры банкротства ОАО «КРП» Ивасюком и командой его юристов был сформирован «подконтрольный» реестр с количеством голосов более 51 % для принятия необходимых им решений на общих собраниях кредиторов. Для этого команда профессиональных ликвидаторов скупает долги кредиторов, а где суммы велики – настойчиво предлагает предприятиям-кредиторам свои услуги в качестве гарантов возвращения долгов. Именно таким образом в состав кредиторов вошли подконтрольные Ивасюку и его команде ООО «Киренсктранс», ОАО «Алексеевская РЭБ флота», ООО «ЦПР «Статус» и т. д. Не исключено, что некоторые из этих фирм были включены в реестр требований кредиторов по подложным документам, отражающим несуществующие хозяйственные отношения с должником.

Дальше все пошло проще. Имея большинство на собрании кредиторов, не составило труда существенно занизить стоимость активов Киренского речпорта перед их продажей «своим людям» на торгах.

Однако наглость – не всегда второе счастье. Слишком уж откровенное желание конкурсного «управляющего-разоряющего» хапнуть побыстрее и побольше, стало предметом заботы Арбитражного суда Иркутской области. Его определением от 30 ноября 2010 года действия Сергея Ивасюка признаны ненадлежащими, и он был отстранен от исполнения обязанностей конкурсного управляющего. Отстранение Ивасюка не решило главной проблемы – принятие решений на собраниях кредиторов Киренского речпорта он контролировал по-прежнему. Поэтому и новым конкурсным управляющим ОАО «КРП» был утверждён человек из его команды – Надежда Федулова.

Уже 9 марта 2011 года она заключает договор купли-продажи всего недвижимого имущества и речного флота ОАО «Киренский речной порт» с ещё одним представителем кредиторов речпорта и по совокупности компаньоном Ивасюка Евгением Афанасенко по невероятно смешной цене – 7 миллионов рублей. Напомню, стоимость активов ОАО «КРП» в ценах далёкого 2007 года составляла более чем 100 миллионов рублей.

Спустя два года (апрель 2013), когда страсти несколько улеглись, цепочка увода активов речпорта протянулась, наконец, дальше, к ее истинному организатору и вдохновителю, а может быть, всего лишь главному исполнителю так и оставшегося инкогнито заказчика – Сергею Ивасюку.
24 апреля 2013 года Евгений Афанасенко заключает договор купли-продажи на часть выведенных с ОАО «КРП» активов с ООО «Центральный грузовой район Осетровского речного порта» по цене 51 миллион рублей. А уже 28 апреля 2013 года Сергей Ивасюк выкупает у партнёра по ликвидаторской команде Афанасенко права требования по этому договору.
Перевожу вышесказанное на понятный русский: в конечном итоге киренская «схема» увода активов речпорта сделала Сергея Ивасюка богаче на 51 миллион рублей. Причем стоит отметить, что Евгением Афанасенко была реализована лишь часть имущества ОАО «КРП». Кому и за сколько продано остальное имущество – неизвестно».

Такая вот замечательная схема, с блеском реализованная Ивасюком с партнерами. Остается лишь добавить, что покупателем бывших активов Киренского речного порта выступило ООО «Центральный грузовой район Осетровского речного порта» – предприятие, входящее в систему компаний, связанных с Верхнеленским речным пароходством. Покупка, насколько нам известно, была связана с попыткой соседей-речников из Усть-Кута хотя бы частично спасти активы киренского флота и не допустить полного прекращения речных пассажирских перевозок в Киренском районе.

 

Скандал в Тайшете

В этом же материале описан еще один факт из богатой событиями жизни Сергея Ивасюка: «В 2010 году «арбитражный разоряющий» Сергей Ивасюк скандально засветился уже в Тайшете. По решению Арбитражного суда Иркутской области от 27 февраля 2010 года о взыскании убытков, причиненных налоговому органу в результате ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим Тайшетского ЛПХ своих обязанностей, с Сергея Ивасюка было взыскано в пользу налоговиков 665 тысяч рублей.

Иными словами, согласно материалам дела, арбитражный управляющий господин Ивасюк долгое время водил Федеральную налоговую службу и суд за нос, предоставляя информацию о наличии у должника (Тайшетский ЛПХ) недвижимого имущества. Кроме всего прочего, предприимчивый ликвидатор списал со счетов бухгалтерского учёта ГП «Тайшетский леспромхоз» автомашины КрАЗ-255Б, ЗИЛ-131 АЦ-4 на сумму 365 тысяч рублей, причинив тем самым убытки кредитору».

Зачем мы вспоминаем этот досадный факт в биографии Сергея Дмитриевича Ивасюка? Потому что эта тайшетская история имеет определенное отношение к нашему дальнейшему повествованию. Но об этом чуть позже.

По старой схеме

Заработав приличные деньги и разорив не одно предприятие, Сергей Ивасюк не останавливается на достигнутом. В настоящее время в зону его интересов попал «Мостострой-9». Это – бамовская организация, строившая мосты на западном участке Байкало-Амурской магистрали – от Тайшета до Бурятии. Бездарное управление со стороны молодой команды менеджеров во главе с Андреем Микуляком (ныне – депутатом Законодательного собрания), сменившей старые, еще советские кадры, привело к тому, что предприятие попало в весьма затруднительную ситуацию и наделало долгов. В итоге, объявился кредитор, потребовавший введение процедуры банкротства, которая не имеет обратного хода.

И тут же к активам предприятия стал проявлять повышенный интерес Сергей Ивасюк, который в настоящее время является руководителем консалтинговой группы «Perpetuum», а также имеет прямое отношение к ряду других дружественных структур, руководят которыми люди из его команды.

Ивасюк действует по старой, годами проверенной схеме, которую мы подробно описали на примере Киренского речного порта: идет плотная работа с кредиторами. В зависимости от суммы, либо их долги выкупаются (в случае, если претензии не превышают полмиллиона рублей), либо Ивасюк и команда получают от кредиторов доверенности на ведение работы по взысканию долга. Конечная цель очевидна – сформировать пул лояльных кредиторов, через него назначить своего карманного конкурсного управляющего и вывести активы «Мостостроя» на счета аффилированных структур.

Стиль работы этой команды становится хорошо понятен после знакомства с некоторыми аудиозаписями, которые попали в наше распоряжение. На одной из них с кредитором мостостроителей беседует Юлия Юрьевна Серебрянникова, начальник юридического отдела консалтинговой группы «Перпетуум», а также директор ООО «Аляска Плюс» – компании, которая согласно регистрационным документам, занимается «эксплуатацией гаражей, стоянок для автотранспортных средств, велосипедов», а по факту не вылазит из судебных заседаний. Разговор  достаточно длинный, и мы приведем лишь основные тезисы этой беседы.

Первое. «В процедуре банкротства «Мостострой-9» творится непонятно что. Задействованы правоохранительные органы, оспариваются сделки, накручивается куча текущей задолженности».

Второе. Вы (то есть собеседник Юлии Серебренниковой) – обычный реестровый кредитор, каких десятки. Полный реестр требований кредиторов сейчас составляет  полмиллиарда. Вы можете рассчитывать лишь на 10-15 процентное, и то через два-три года.

Третье. Из реализации залогового имущества будут удовлетворяться исключительно требования залоговых кредиторов, то есть банков. Вам здесь ничего не светит.

Четвертое. «Мостострой» сейчас активно наращивает текущая задолженность. Что такое текущая задолженность в рамках процедуры банкротства? Это те долги, которые возникли уже в рамках процедуры, и которые будут гаситься в первую очередь, и лишь потом очередь дойдет до реестровых кредиторов».

После столь впечатляющего вступления Юлия Юрьевна выходит к кредитору с предложением: «Мы готовы приобрести вашу задолженность. Если мы договариваемся, то заключаем договор уступки прав требования и становится вместо вас кредиторами». В качестве доказательства того, что ей можно доверять, она приводит два примера: основной кредитор, с которым уже работает «Перпетуум» – это УК «ЛенаБАМстрой» (сумма требований порядка 20 млн. рублей), также существуют предварительные договоренности с налоговой инспекцией по защите ее интересов.

Весьма интересно, что в действительности требование УК «ЛенаБАМстрой» составляет 8 млн. руб., 20 млн. руб. – неустойка, которая не учитывается в реестре кредиторов. Эта информация размещена в открытом доступе на сайте арбитражного суда, определение от 14.08.2015 г. по делу № А19-21387/14.  В связи с этим возникает вопрос: как же Юлия Юрьевна представляет интересы кредиторов, какой информацией обладает, если ей неизвестны основные сведения?

Что касается аудиозаписи, то далее разговор свелся к обсуждению подробностей сделки, которые малоинтересны широкому читателю. Юлия Юрьевна предлагает приобрести задолженность за 40 процентов от требования. Клиент – в шоке от таких условий, но, в итоге, похоже, соглашается. Мы же отметим для себя два момента.

Во-первых, у компании «ЛенаБАМстрой» (строительной, не УК, но с теми же учредителями) в 2010 году уже были серьезные трения с «Мостостроем-9», вылившиеся в долгие судебные разбирательства. Является ли этот факт совпадением? Более того, сейчас со стороны УК «ЛенаБАМстрой» регулярно поступают звонки в юридическую службу «Мостостроя-9» с настойчивым предложением погасить требования вне очереди. В противном случае, представители УК «ЛенаБАМстрой» угрожают сотрудничеством с Сергеем Ивасюком и его командой.

Во-вторых, трудно предположить, что налоговая инспекция, имевшая все в том же 2010 году конфликт с Ивасюком, доверила бы его компании защищать собственные интересы в споре с должником. Вывод таков: либо Юлия Юрьевна блефует, пытаясь произвести впечатление на собеседника, либо сотрудники налоговой каким-то образом были введены в заблуждение. Во всяком случае, одновременно с подготовкой этого материала мы направили соответствующий запрос в налоговую инспекцию: что общего может быть у этой организации с вероятной рейдерской структурой?

 

Деньги и оргазм

Герой второй аудиозаписи – уже сам Сергей Дмитриевич Ивасюк. Он беседует по телефону с представителем одного из кредиторов – братского филиала крупной компании по продаже металлопродукции. Судя по всему, у собеседников – весьма доверительные отношения, поскольку в процессе разговора Ивасюк позволяет себе достаточно откровенные вещи:

— Моя задача – расколпашить их, – говорит директор консалтинговой группы, юрист и конкурсный управляющий со стажем Сергей Ивасюк.

— Смысл расколпашить? – удивляется собеседник. — Деньги надо достать, вот основной смысл.

— У меня два смысла. Номер раз: денег побольше. Смысл номер два – наказать товарища Галандина (нынешний конкурсный управляющий «Мостостроя-9» — авт.). И оргазм, и деньги получить планирую.

Оргазм, о котором так мечтал Сергей Дмитриевич, он, похоже, уже получил. Конфликт вокруг ситуации с «Мостостроем-9» вышел в криминальную плоскость. Люди, которые стараются спасти бамовское предприятие, решились, безусловно, на очень необдуманный шаг. Они пошли на открытый диалог с Ивасюком, и в итоге подверглись провокации со стороны Ивасюка, который преподнес ситуацию, как похищение. В ходе беседы, которая в какой-то момент стала носить напряженный характер, Ивасюк получил случайное ранение в ногу из «травмата», и был оставлен в складском помещении до приезда врачей. Сейчас в этой ситуации разбираются правоохранительные органы, которые расставят все акценты случившегося, но уже и так понятно, что палку в отношении Ивасюка, конечно, перегнули. Чем он не упустил воспользоваться. Обычно скрытный и недоступный для прессы Ивасюк бодро давал комментарии в областных СМИ относительно произошедшего инцидента.

А вот получится ли «расколпашить» бамовское предприятие с давними строительными традициями, зависит в большей степени не от Ивасюка, а, как ни странно, от самих кредиторов. Насколько стойкими останутся они к заливистым речам Сергея Дмитриевича и членов его команды? Тем более что достаточно навести совсем небольшие справки, чтобы понять:  кредиторы, заключившие с Ивасюком договорные отношения, в сухом остатке, как правило, ничего не получают.

Андрей Литвинов

P.S.  Пока готовился этот материал, в следственные органы поступило официальное заявление от Андрея Микуляка, бывшего генерального директора ЗАО «Мостострой-9», о том, что Ивасюк С.Д. является его юристом…..

Продолжение следует…

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.